Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » Н » СТАТЬИ


Наводнение в Санкт-Петербурге 7 ноября 1824 года. Отрывок из сочинения С.И. Аллера. 1826

7 ноября 1824 г. произошло самое страшное наводнение в истории Петербурга: был затоплен весь город, кроме Литейной, Рождественской и Каретной частей, были разрушены дома, погибли люди и животные.

Самуил Иванович Аллер (1786—1860), знаток Петербурга, по горячим следам собрал и опубликовал сведения о событиях 7 ноября. Факты, сообщаемые Аллером, позволяют оценить мужество, с которым петербуржцы спасали терпевших бедствие. Наводнение 1824 г. увековечено в поэме А.С. Пушкина «Медный всадник».

 
Тема внутренняя политика, общество
Исторический период Новое время
Тип исторического источника Письменный источник
Территория Российская империя
Народ русские
Персоналии Александр I Павлович, российский император; Бенкендорф, Александр Христофорович, граф, генерал от кавалерии, с 1826 г. шеф жандармов и начальник Третьего отделения
Библиография Авсеенко В. Г. История города С.-Петербурга в лицах и картинках. 1703—1903. Исторический очерк.— СПб.: Сотис, 1995; Пыляев М. И. Энциклопедия императорского Петербурга. История былой жизни столицы Российской империи. – М., 2007; Шерих Д. Ю. Городской месяцеслов. 1000 дат из прошлого Санкт-Петербурга, Петрограда, Ленинграда. К 290-летию Санкт-Петербурга. – СПб.: Издательство «Петербург — ХХI век».
Образовательный уровень основная школа, углубленное изучение
Источники Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Аллер, Самуил Иванович. Описание наводнения, бывшего в Санктпетербурге 7 числа ноября 1824 года. — СПб.: В тип. Департамента народного просвещения, 1826.


Наводнение 7 ноября 1824 года в Санкт-Петербурге


Происшествия, заслуживающие особенное внимание

С одной стороны, горестно слышать о пагубных последствиях бывшего 7 ноября наводнения, но с другой — как утешительно для человечества узнать хотя о некоторых действиях неисповедимого [С. 48] промысла в спасении погибавших и облегчении участи потерпевших бедствие; при том как приятно видеть столь многие примеры мужества, великодушия и любви к ближнему, каковыми отличительными чертами жители всех состояний одушевлены были!

Помещенные здесь происшествия составляют только некоторую часть известий о событиях в то время.

Генерал-адъютант Бенкендорф и флигель-адъютант его императорского величества полковник Герман были в день наводнения дежурными при государе императоре.

Среди порывов бури видимы были несущиеся по Неве суда, на коих люди молили с распростертыми руками о спасении их. Его величество, желав подать тем несчастным руку помощи, высочайше повелеть соизволил генералу Бенкендорфу послать 18-весельный катер гвардейского экипажа, бывающий всегда на дежурстве близ дворца, для спасения утопавших. Генерал сей, внемля гласу усердия и [С. 49] неустрашимости, для поощрения морской команды, подвергавшейся явной опасности, сам перешел чрез набережную, где вода доходила ему до плеч, сел не без труда в катер, которым командовал мичман гвардейского экипажа Беляев, и на опаснейшем плавании, продолжавшемся до трех часов ночи, имел счастие спасти многих людей от явной смерти.

При самом начале наводнения полковник Герман получил высочайшее повеление отправиться из дворца в Коломну, в казармы гвардейского экипажа, для рассылки судов на помощь погибающим. Он отправился из дворца в курьерской тележке, но должен был бросить ее на дороге и сесть верхом на лошадь, которую вскоре переменил, и наконец с величайшим трудом и очевидною опасностию доехал на лодке до казарм и исполнил высочайше данное ему поручение. В шесть часов вечера возвратился он во дворец пешком, по пояс в воде, будучи поддерживаем отправленным с ним матросом. [С. 50]

По возвращении генерала Бенкендорфа и полковника Германа государь император, принимавший живейшее участие в их положении, изъявил им в самых лестных выражениях высочайшее свое благоволение и внимание к состоянию их здоровья и удостоил их всемилостивейших наград, пожаловав генералу Бенкендорфу осыпанную брильянтами табакерку с своим портретом, а полковнику Герману — брильянтовые знаки ордена Св. Анны 2-й степени. Мичман Беляев также всемилостивейше пожалован орденом Св. Владимира 4-й степени; находившейся же на катере команде экипажа дано денежное награждение.

13-гo экипажа капитан-лейтенант Повалишин, командовавший у Кронштадта фрегатом Проворным, имел счастие спасти десять человек, утопавших с разбитого бурею шведского корабля от разбега оного на купеческую гавань.

Того ж экипажа капитан-лейтенант Скридлов, ездивший во время бури на небольшом судне, спас сто человек. [С. 51]

2-го экипажа мичман Миллер спас двенадцать человек, ездя от Галерной улицы к Исаакиевскому мосту и по Неве, принимая их к себе на катер.

Его императорское величество, в воздаяние таковых подвигов, соизволил пожаловать сих трех офицеров кавалерами ордена Св. Владимира 4-й степени.

Примерную дисциплину русского солдата доказал часовой Л[ейб].-Гв[ардии]. Преображенского полка Михайла Петров, не оставлявший во время наводнения своего поста у Летнего сада, пока не приказал ему того ефрейтор Фома Малышев, подвергавшийся сам опасности для спасения его; ибо должен был брести к нему по пояс в воде и бороться с яростию валов, покрывавших тогда набережную.

Гвардейский гренадер, посланный с заставы с донесением, проходя Сенную, слышит вопль ребенка, плававшего на столе в нижнем этаже. Служивый останавливается, борется несколько времени с обязанностию службы и состраданием; но сие последнее чувство берет над ним [С. 52] верх; он перекрестясь кидается в воду и спасает ребенка. Между тем вода прибывает; он, нимало не колеблясь, кидает свой кивер, сажает ребенка на голову и таким образом выносит его из опасности.

Близ Кронштадта, за Толбухиным маяком, показались вдали три купеческих корабля, которые без парусов неслись по фарватеру. Один из них бросил два якоря, но видя, что его тащит, обрубил канаты и в несколько минут был выброшен на мулу. Другой решительною смелостию спасся от неизбежной гибели: поставя передний парус и приведши в полветра, он вошел в купеческую гавань, сильно ударившись об угол входа. Там бросив якори, к счастию, на них задержался. Следовавший за ним, желая войти по его примеру, не был так счастлив. В то время вода уже покрыла гавань: не могши рассмотреть входа, корабль сей взял ниже, и его бросило в один из входящих углов. В несколько минут он разбился о каменную одежду вала и, на- [С. 53]полнившись водою, погрузился. Все бывшие на нем люди выскочили на вал и умоляли о помощи, которую, казалось, не возможно было подать им. Волны били через вал; катер подвергался опасности разбиться в щепы, а люди могли быть убиты булыжником, который бросали волны, срывая его с разрушенных укреплений. Но несколько отважных матросов с дальней брантвахты, стоявшей тогда у входа купеческой гавани, презирая опасность смерти, бросились в катер и с великим трудом спасли несчастных от гибели.

Неожиданное спасение девяти человек канониров и с ними офицера их должно приписать особенному милосердию Всевышнего. Возвышеннейшая часть вала на крепости Рибас-банке, у Кронштадта, где они искали спасения, была смыта волнением. Ветром несло их мимо города к Петербургу. Несчастные простирали руки, с отчаянным воплем просили помощи и вскоре скрылись из виду. Чрез три часа, когда вода стала сбывать и течение обратилось к морю, погибающие сно-[С. 54]ва показались. Констапель Ж., видя, что их несет в открытое море, и изнемогая от жестоких мучений, простился с товарищами гибели и умолял их, ежели кто-либо спасется, попросить его сослуживцев не оставить бедной его матери, и готовился броситься в волны; но канониры удержали его. Провидение послало им помощь там, где они никак ее не ожидали. Уже развалившийся обломок их прибило к английскому судну, стоявшему против Толбухина маяка на трех якорях; добрый шкипер вытащил полумертвых на корабль, и усердным старанием его несчастным была возвращена жизнь.

Содержавшиеся в доме исправления разного рода люди, за проступки, получив во время наводнения свободу выйти из мест своего заключения, не хотели воспользоваться бегством в cие смутное время, а добровольно посвятили себя на спасение из находящегося в соседстве их дома для бедных престарелых женщин, коих вместе с остатками их имущества, выносили они, находясь уже [С. 55] по пояс в воде, на плечах своих. Что может сравниться с сим примером человеколюбия и долгом совести?

Вахмистр конногвардейского полка приходит на третий день с приказом к одному офицеру и узнает от людей, что тут делается сбор для пострадавших от наводнения: является к офицеру, просит убедительнейше позволить ему быть вкладчиком на столь доброе дело, и получив позволение, поспешает в казармы, приносит 25 рублей и на замечание, не слишком ли велико его пожертвование, отвечает: «На такое дело я рад бы отдать и последнее!»

Один бедный чиновник, живший в Галерной гавани, оставил больную жену свою с большим семейством в низменной хижине и отправился весьма рано на службу, приказав для плотников, кои должны были придти в тот день для исправления кровли, поставить в печь горшок с картофелем. Печь еще не истопилась, как вода влилась в хижину и заставила все се-[С. 56]мейство перебраться на печь. Бедная мать с ужасом видела, что вода ежеминутно возвышалась и готовила неизбежную смерть ее детям, кои с воплем требовали от нее пищи; это еще более терзало ее душу, как вдруг усматривает горшок с картофелем. С великим трудом она достала его и утолила голод малюток, кои спокойно после того заснули на краю своей погибели. Но, к счастию, вода не дошла на полвершка до того места, где они сидели, и скоро сбыла. Настало уже утро, но никто не приходил освободить их из заточения; тщетно они кричали и просили помощи, никто их не слыхал: так прошел еще целый день и ночь. На третий день вопли их услышаны, и они спасены обрадованным отцом, который не надеялся найти их в живых; ибо полагал, что они раздавлены, вместе с хижиною, гальотом, остановившимся над лачужкою их, к коему принесло еще баню и множество разного рода хламу, так что не видно было следов домика, и он с великим усилием через двое суток мог добрать-[С. 57]ся до него. Жена же и дети питались в cие время картофелем.

Рождественской части 4-го квартала (под горкою) дом титулярного советника Степанова-Морейского от наводнения почти весь разрушился; ибо вода в покоях была вышиною с лишком на два аршина. Семейство его, состоявшее из четырех человек женского пола, в том числе и престарелая женщина в 90 лет, погибло бы в отсутствие его, если б не было спасено крестьянином Красносельского удельного имения Коломенской слободы, Иваном Павловым Сисиным. Несмотря на увеличивавшуюся воду, он, видя, что семейство сие просит помощи, пустился верхом на лошади, не жалея себя, а после уже в лодке, и добравшись с трудом до дому, спас все семейство в выбитые им для того стекла.

Чудесно coxpaнeние двух детей. 7 числа ноября, поутру, жена одного солдата, который в тот день был на службе, отлучилась для нужных покупок из дому и заперла комнату свою, оставив там [С. 58] двух малолетних детей своих. По дороге, в дальнем расстоянии от своего жилища, она застигнута была водою и принуждена искать спасения в чужом доме. Ужасно было положение матери, трепетавшей об участи детей своих! С рассветом на другое утро спешила она домой, и с трепетом отворяя двери своей комнаты, вступает с тоскою в оную и видит, к величайшему утешению ее, детей своих, спящих рука в руку на столе среди комнаты. Шум от входа матери в комнату пробудил детей; они с радостным криком бросились к матери, которая от мгновенного сего восхищения едва могла устоять. Пришедши в чувство и удостоверившись, что происшествие сие не сновидение, а действительное, она спросила у детей, не боялись ли они воды. «Нет, матушка, — отвечала старшая из них, — мы играли в комнате, и как вода стала входить сюда, то мы вскочили на стул, а потом на стол. Нас очень забавляло, как стол начал плавать по комнате, а когда он стал подыматься, то мы не могли [С. 59] устоять на нем, а легли и проспали, покуда ты не пришла».

Семейство мещанина Кожина, в числе семи человек, жившее на Выборгской стороне в маленьком доме, искало спасения своего на крыше оного; но вода начала уже покрывать кровлю и вопли сих несчастных не могли быть слышаны по причине ужасного ветра. В сию величайшую опасность два гвардейских казака, Муров и Лазарев, бросились туда вплавь на лошадях своих и успели спасти отчаянное семейство. Государь император за сей подвиг человеколюбия пожаловать им соизволил серебряные медали с надписью «За спасение человечества» и по 500 рублей ассигнациями. [С. 60]


Текст приведен в соответствие с нормами современного правописания, но для сохранения звучания речи автора некоторые слова оставлены в характерном облике той эпохи.

Мировая художественная культура XIX в. (первая четверть)
Литература XIX в. (первая четверть)
Музыка XIX в. (первая четверть)
История XIX в. (первая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer