Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » О » СТАТЬИ


Отъезд императора Александра I из Санкт-Петербурга в Таганрог в 1825 г. Извлечение из сочинения Н.В. Данилевского. 1828

Смерть Александра I породила много толков в обществе, тем более что отъезд императора из столицы в Таганрог сопровождался необычными событиями. Мистический характер придавался даже природным явлениям, сопутствовавшим рождению и царствованию Александра.

 
Тема быт, общество, религия
Исторический период Новое время
Территория Российская империя
Народ русские
Персоналии Александр I Павлович, российский император; Алексей, старец Александро-Невской Лавры; Серафим (Стефан Васильевич Глаголевский), митрополит санкт-петербургский
Язык оригинала русский
Библиография Алтаев А. Новый вариант легенды о старце Федоре Кузьмиче// Русская провинция. 1994. № 2; Барятинский В.В. Царственный мистик. – СПб., 1912 (Репринт – Л.: «Сказ», 1990); Богданович М.И. История царствования императора Александра I и России в его время. Т. 1-6. СПб., 1869-1871; Валлоттон А. Александр I. – М. 1991; Василич Г. Император Александр I и старец Федор Кузьмич – М.: Изд. Московское Книгоиздательское Товарищество «Образование», 1910 (Репринт – М., 1991); Кизеветтер A.A. Александр І и старец Феодор Кузьмич // Русские Ведомости. 1912. № 299; Мережковский Д.С. Александр Первый – М. «Армада», 1998; Мироненко С.В. Самодержавие и реформы: Политическая борьба в России в начале XIX в. – М., 1989; Романов. Старец Феодор Козьмич. – Томск, 1912; Сафонов М.М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII и XIX вв. – Л., 1988; Сахаров А.Н. Александр I // Российские самодержцы (1801-1917). – М., 1993; Сказание о жизни и подвигах старца Феодора Козьмича, подвизавшегося в пределах Томской губернии с 1837 по 1864 г. – СПб., 189; Таинственный старец Федор Кузьмич в Сибири и Император Александр I – Харьков: Издание Д. Г. Романова, 1913; Троицкий Н.А. Александр I и Наполеон. М., 1994; Труайя А. Александр I, или Северный сфинкс. – М., 1997; Федоров В.А. Александр I // Вопросы истории. 1990. № 1; Шильдер Н.К. Император Александр I. Т. 1-4 – СПб., 1904-05.
Образовательный уровень основная школа, углубленное изучение
Источники Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Данилевский Н.В. Таганрог, или подробное описание болезни и кончины императора Александра Перваго, в бозе почивающаго / Составленное Николаем Данилевским. — Москва: В тип. Августа Семена, при Медико-Хирургической Академии, 1828. С. 12—22; изобр. — Барятинский В.В. Царственный мистик (Император Александр I — Федор Кузьмич). — СПб.: Кн-во «Прометей» Н.Н. Михайлова, 1912.


Александр I в дороге. Гравюра. II четверть XIX в.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Известно, что пред рождением Александра было большое наводнение (1777 года); по вступлении его на престол также (1802 года), хотя не столь великое, и, наконец, 1824 года Ноября 7-го дня. Из сего заключили некоторые, что в судьбе его величества должна воспоследовать перемена. Пожар церкви Преображения, объявший пламенем все здание, а по утушении оказавший, что одни токмо главы совершенно сгорели, все прочее [С. 12] же пострадало немного, — подавал повод суеверным людям к новым толкам. Появление кометы заставило многих призадуматься. Таким образом, до отъезда императора Александра в Таганрог многие события даже прежних времен замечены были гораздо обстоятельнее и на умы суеверные производили великое впечатление. Всего замечательнее обстоятельство, случившееся при последнем отъезде государя из С.-Петербурга. Он имел обыкновение, пред всякою поездкою своею, служить молебен в Казанском соборе; но в то время было совсем иначе. За несколько дней до 30-го августа, т. е. дня пренесения мощей Святого благоверного и великого князя Александра Невского из Владимира в С.-Петербург, Преосвященнейший митрополит, по обыкновению пригласил благочестивейших государей и августейшую императорскую фамилию для слушания в тот день Бо- [С. 13]жественной литургии в лаврском соборе. Государь император, согласясь на таковое приглашение, изъявил Преосвященному митрополиту желание отслушать там же, в день отъезда своего в Таганрог, то есть 1-го сентября, молебен в 4-м часу утра, который совершить просил он самого Преосвященного митрополита с лаврскою братиею, подтвердя, чтоб никто не знал о сем его посещении и чтоб не употреблять в то время светло-торжественного облачения, но неблистательное. Для сего накануне праздника (30-го августа) в большом количестве доставлено в Лавру восковых свеч, ладана и оливкового масла.

Наступил день 1-го сентября. В назначенный час митрополит в богатом (рытого малинового бархата по золотому грунту) облачении, архимандриты и вся братия вышли заблаговременно для сретения императора к воротам Лаврским. Все [С. 14] безмолвствовало, глубокая тишина почти царствовала над столицею Севера! Вдруг — легкая коляска, запряженная тройкою, быстро подъезжает в 4 1/4 часа к воротам монастырским, останавливается; кто-то сходит в сером плаще, в фуражке, вице-мундире, без шпаги и без всякого сопровождения (даже без лакея). Это был сам император!.. Не въезжая в ворота, он поспешно сошел с коляски, приложился к Животворящему кресту. Окропленный Святою водою, принял благословение от митрополита и сказал: «Я несколько опоздал приездом». Идучи в соборную церковь, приказал он затворить лаврские ворота. Входит, — монашествующие пели тогда тропарь: Спаси Господи люди твоя и проч., — останавливается пред ракою Святою Александра Невского. Началось обычное молебствие, как чин благословения в путешествие, Государь с благоговением [С. 15] усердно молился и часто клал земные поклоны. Во время чтения Святого Евангелия, император, подошед к Преосвященному митрополиту, сказал: «Положите мне Евангелие на голову». Митрополит исполняет волю монарха, который при сем в смирении преклоняет колено и слушает Божественные слова. Молебен кончился, император Александр прикладывается к Святому кресту; его окропили Святою водою, а вместе с сим митрополит благословил его иконою Спасителя. Государь принял оную, приложился, взял благословение митрополита и потом, оборотясь к перводиакону, сказал: «Доставьте сию икону в мою коляску». За сим положил он три земных поклона пред мощами Благоверного князя, приложился к его образу и изволил раскланяться с бывшими при молебствии. Прощаясь с митрополитом, сказал: «Государыня императрица [С. 16] Елисавета Алексеевна вчерашний день была в Казанском соборе и ей теперь лучше!» Исшествие его величества было тем же порядком, как при встрече.

Вышедши из церкви, Преосвященный митрополит просил государя пожаловать к нему в келью. «Очень хорошо, — отвечал император, — только не надолго; я уже и так полчаса по маршруту промешкал!» — Таким образом, от собора все провожавшие поворотили к дому митрополита и вошли в залу. Государь с Преосвященнейшим удалился в гостиную; приняв снова у него благословение, Он сел и просил Преосвященного сесть подле него. Чтобы склонить разговор к предмету, гораздо занимательнейшему для высокого гостя, митрополит сказал: «Ваше величество, я знаю, что Вы везде жалуете схимников, и в нашей Лавре есть ныне схимник; не благоволите ли приказать [С. 17] позвать его? «Хорошо, позовите!» — отвечал государь.

Схимник тотчас был призван и представлен монарху, который благосклонно принял его, просил у него благословения и разговаривал с ним несколько минут. Уходя, достопочтенный старец сказал умиленным голосом: «Государь, сделай милость, удостой и мою келью своим посещением!..» Император изъявил на то свое согласие.

Келья схимника находилась у самого подъезда, к которому подана уже была коляска. Дверь отворилась, входят, мрачная картина поражает взоры государя!.. Пол и все стены до половины обитые черным сукном, большое распятие с предстоящими Богоматерью и евангелистом Иоанном, длинная черная скамейка и лампада пред Святыми иконами, тускло освещавшая печальное жилище схимника — вот что представилось августейшему посетителю сего старца. Государь, как будто пораженный, [С. 18] остановился. При входе, схимник пал пред распятием, читая молитву, и оборотясь к императору, сказал: «Государь, молись!» И государь положил три земных поклона. Схимник, взяв потом крест, прочел отпуст и осенил его.

За сим монарх сел с митрополитом на черную скамейку, а схимник, отрицаясь долгое время от высокой чести сесть с ними, по приказанию государя, занял место поодаль от них. «Все ли здесь имущество схимника? Где он спит? Я не вижу постели», — спросил император вполголоса митрополита. «Спит он, — отвечал Преосвященный, — на том же полу пред сим самым распятием, пред которым молится!..»

Вслушавшись в слова сии, схимник встал и сказал: «Нет, государь! И у меня есть постель; пойдем, я покажу тебе ее». С сими словами повел он императора за перегородку [С. 19] в своей келье, где представилось для государя зрелище сколь поразительное, столь и ужасное!.. На столе стоял черный гроб, в коем лежали схима, свечи, ладан и все принадлежащее к погребению. Казалось, жилище схимника было жилищем смерти!.. «Смотри, — сказал схимник, указывая на гроб, — вот постель моя, и не моя только, а постель всех нас; в ней все мы, государь, ляжем и будем спать долго!» Молча, погруженный в размышление, стоял монарх несколько минут. Когда отошел он от ужасного гроба, схимник обратился к нему с сими словами: «Государь! Я человек старой и много видел на свете, благоволи выслушать слова мои. До великой чумы в Москве нравы были чище, народ набожнее; но после чумы нравы испортились. В 1812 году наступило время исправления и набожности; но по окончании войны сей, нравы еще более [С. 20] испортились. Ты государь наш и должен бдеть над нравами. Ты сын Православной церкви и должен любить и охранять ее. Так хочет Господь Бог наш!» — Выслушав сии слова старца, монарх обратился к Преосвященному и сказал ему: «Многие длинные и красноречивые речи слышал я: но ни одна так мне не понравилась, как краткие слова сего старца. Жалею, — сказал он потом схимнику, — что я давно с тобою не познакомился!», и обещался посещать его. За сим взявши у него благословение, вышел из его кельи вместе с митрополитом. Проходя мимо братии, стоявшей в два ряда от кельи схимника до коляски, государь просил молитв их; еще раз принял благословение Преосвященного митрополита. Садясь в коляску, он поднял к небу глаза, орошенные слезами, и, обратясь еще к митрополиту и братии, умиленным голосом сказал: «Помоли- [С. 21]тесь обо мне и о жене моей!» Лаврою, до самых ворот, он ехал с открытою головою, часто оборачиваясь; кланялся и крестился, смотря на собор. — И так мрачная келья, открытый гроб со всеми принадлежностями к похоронам были последними предметами, представившимися в бозе почивающему государю при выезде его из С.-Петербурга!.. Казалось, он сам имел темное предчувствие о своей кончине. Бывало, проезжая с Каменного острова Невские мосты, обнаруживал он веселость, восхищался плавностью реки, великолепием зданий и набережною: но в последний свой отъезд из столицы, как заметили, он был задумчив и в смутном молчании смотрел, проезжая мимо крепости, на Петропавловской собор, где почивает прах великих его предков… [С. 22]


Текст публикуется в соответствии с правилами современной орфографии.

Статьи

Мировая художественная культура XIX в. (первая четверть)
Литература XIX в. (первая четверть)
Музыка XIX в. (первая четверть)
История XIX в. (первая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer