Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » П » СТАТЬИ


Восстание под предводительством Е.И. Пугачева. 1773 - 1775. Преследование и поимка Е.И. Пугачева. Отрывок из сочинения И.Ф. Антинга

В 1774 г. для борьбы с Е.И. Пугачевым из армии был вызван А.В. Суворов. Правительственные войска преследовали остатки повстанческих отрядов. Пугачев переправился за Волгу, намереваясь «бежать <…> к Аральскому озеру, лежащему за Каспийским морем». Но зажиточные казаки из его окружения, опасаясь «заслуженной ими казни», схватили своего предводителя и доставили его в Уральск. Здесь комендант городка передал самозванца Суворову.

Эти события подробно описаны в книге биографа и адъютанта великого полководца Иоганна Фридриха Антинга (1753—1805). Ее первое издание увидело свет в 1795—1799 гг. под заглавием «Versuch einer Kriegs-Geschichte des Grafen Alexander Suworow Rimnikski Russisch-Kayserlichen General-Feldmarschal». Известно, что в 1795 г. в Варшаве Антинг читал свое произведение Суворову и исправил первый том согласно его замечаниям. Известный историк А.Ф. Петрушевский писал: «Не раз случалось нам находить во вновь открываемых архивных документах такие сведения, которые имеются только у Антинга, а у других отсутствуют или искалечены» («Краткий обзор Суворовской литературы русской, французской и немецкой по 1903 год», СПб., 1903. С. 47).

См. подробнее о картине Т.Г. Назаренко «Пугачев».

 
Тема внутренняя политика, общество
Исторический период Новое время
Территория Российская империя
Народ русские
Персоналии Иловайский, Алексей Иванович, донской казачий полковник; Мансуров, Павел Дмитриевич, генерал-майор; Меллин, Карл Густав, граф, секунд-майор, Михельсон, Иван Иванович, генерал от кавалерии, победитель Е.И. Пугачева; Симонов, Иван Яковлевич, комендант Яицкого городка (Уральска), Панин, Петр Иванович, граф, генерал-аншеф, русский военный деятель; Рейнсдорп, Иван Андреевич, губернатор Оренбургской губернии, генерал-поручик; Суворов, Александр Васильевич, генералиссимус, выдающийся русский полководец
Язык оригинала немецкий
Язык перевода русский
Библиография Александер Дж. Т. Российская власть и восстание под предводительством Емельяна Пугачева. — Уфа, 2012; Документы ставки Е.И. Пугачева, повстанческих властей и учреждений: Антология. — М.: Наука, 1975; Крестьянская война в России в 1773—1775 годах: Восстание Пугачева: В 3 т. Т. 1—3. — Л., 1961—1970; Лимонов Ю.А., Мавродин В.В., Панеях В.М. Пугачев и пугачевцы. — Л.: Наука, Ленинградское отд., 1974; Овчинников Р.В. Манифесты и указы Е.И. Пугачева. — М.: Наука, 1980; Он же. Следствие и суд над Е.И. Пугачевым и его сподвижниками. — М., 1995; Пугачевщина: В 3 т. / Подгот. к печати С.А. Голубцовым; Под ред. Г.Е. Мейерсона; Вступ. ст. М.Н. Покровского. — М.; Л.: Госиздат, 1926—1931.
Образовательный уровень основная школа, углубленное изучение
Источники Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Антинг, Иоганн Фридрих (Anthing, Johann Friedrich, 1753—1805). Жизнь и военныя деяния генералиссимуса, князя Италийскаго графа Суворова Рымникскаго: С виньетами и планами: В 3 ч.: Ч. 1 / Изданныя Максимом Парпурою. — СПб.: Тип. Гос. медицинской коллегии, 1799; изобр. — http://www.sgu.ru/rus_hist/


Пугачев. Худ. Т.Г. Назаренко. Холст, масло. 180 х 300. 1980. Собственность автора


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА IV


Преследование и поимка Пугачева


В августе месяце 1774 года приехал Суворов в Москву и явился к князю Волконскому. Из первого разговора с ним узнал он тотчас, что пребывание его в Москве не нужно; почему и отправился он весьма скоро во внутренние провинции государства.

Прибыл он к генерал-аншефу графу Панину, которому поручено было главное начальство над войсками, назначенными для прекращения внутренних мятежей. По приезде его получены повеления, принадлежащие до Суворова. Граф Панин дал ему полную власть, и предписал всем начальникам войск и губернаторам тамошних провинций, делать исполнение по всем его требованиям. Суворов отправился в тот самый день под прикрытием 50 человек. В проезде своем чрез Арзамас, Пензу и Саратов, старался получить нужные известия. [C. 150]

За отъезд сей в рассуждении скорости и оказанной притом ревности, императрица в знак благоволения своего, удостоила Суворова следующим всемилостивейшим рескриптом:

Господин генерал-поручик Суворов.

Увидя из письма генерала графа Панина от 25 числа августа, что вы накануне того дня приехали к нему так скоро и налегке, что кроме испытанного вашего усердия к службе иного экипажа при себе не имеете, и что вы тот же час отправились паки на поражение врагов империи; за таковую хвалы достойную проворную езду весьма вас благодарю, зная что ревность ваша вам проводником служила и ни малейшего сумнения не полагаю, что призвав Бога в помощь предуспеете истребить сих злодеев славы отечества вашего и общего покоя, судя по природной вашей храбрости и предприимчивости; дабы же скорее вы нужным экипажем снабдиться могли, посылаю к вам две тысячи чeрвонных и остаюсь к вам доброжелательна. Оное писано до одного слова все собственною ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою и подписано тако:

ЕКАТЕРИНА,

Сентября 3 дня 1774.

В С. Петербурге. [C. 151]

Разбойник Пугачев, обыкновенно таким образом называл его Суворов, незадолго пред тем взял в Саратове несколько сот человек пехоты со всеми обозными лошадьми и пошел оттуда к Царицыну. Суворов принужден был посадить на суда провожавших его людей, а сам поехал туда же вдоль по Волге на нескольких лошадях, которые он достать мог.

По всей Пензенской дороге встречалися с ним разные небольшие корпусы, вооруженные дворянами. Попадались иногда ему навстречу и отряды от пугачевских партий, которые однако не делали на него нападения. Суворов, в рассуждении малого числа бывших при нем людей, не почитал также за полезное их трогать. Многократно разбиваем был Пугачев, но после падения своего восставал опять. Под Саратовым имел он до 8000 человек, по большей части худо вооруженных крестьян, причем находилось до 1000 человек взятой им регулярной пехоты, [C. 152] до 12 пушек, четыре полка донских и 300 уральских казаков, кои осталися при нем от 500 человек, приобщившихся к нему с самого начала. При переходе чрез Дмитриевск, ушли от него донские казаки по одному случаю, который к тому подал сам Пугачев. Все волжские казаки, имеющие тут свою станцию, бежали. Оставшийся старшина сих казаков угощал Пугачева, как можно лучше. Когда все напились допьяна, то некоторые уральские казаки нашли спрятанные пушки. Известясь о том Пугачев, приказал тотчас умертвить хозяина самым бесчеловечным образом. Вскоре потом пало подозрение на одного донского полковника, которого и хотели расстрелять немедленно. Несколько выстрелов сделано было по нем, однако он спасся благополучно. Происшествие cиe так огорчило донских казаков, что в ту же ночь ушли от него выше упомянутые 4 полка.

Под Царицыным сошелся он с полковником Михельсоном, который [C. 153] в одном сражении опять одержал верх над Пугачевым. Регулярная пехота не имела никакой приверженности к сему злодею, и сдалася также как и большая часть крестьян; прочие разбежались. Одни уральские казаки и некоторые толпы крестьян следовали еще за ним. Он пошел к Краснояру, вниз по Волге, чрез которую переправился тут отчасти на лодках, сколько достать мог, а отчасти вплавь, на уральскую степь, простирающуюся почти на 400 верст.

Суворов вознамерился следовать за ним туда же, дабы поймать его самого. Поелику полковник Михельсон получил много лошадей в добычу, то триста человек пехоты посадили на них. Сверх того взял Суворов еще 2 эскадрона регулярной конницы, 200 казаков и 2 пушки. Переправясь в Царицын чрез Волгу, пошел он вверх по оной до большого села Михайловки, находящегося против Дмитриевска. Тут взял он у жителей 50 пар быков, [C. 154] в наказание за их вероломство, под тем однако предлогом, что нужны они под обоз; главное же намерение состояло в том, чтобы в степях, где ничего достать не можно, употребить их для прокормления команды, имевшей только провианту на пять дней.

На другой день взошли они на уральскую степь. В сей необозримой пустыне, нет ни жилищ, ни порядочных дорог. Тут почти также как и на море прежде, должно было направлять путь свой днем по солнцу, а ночью; по звездам. Днем терпели они много от зною, идучи по пескам, где нет ни дерев, ни кустарников, чтобы в тени оных прохладиться, а большую часть ночи должны были продолжать поход. Пищу имели весьма умеренную; ибо неизвестно им было, на сколько времени должно было беречь в запасе хлеб и муку. Хотя варили они похлебку с говядиною, но большую часть оной, изрезав в мелкие куски, прожаривали досуха на сковороде, [C. 155] и таким образом употребляли вместо хлеба, дабы находящийся у них в запасе настоящей хлеб сберечь на весь поход.

Путь свой продолжали они чрез небольшую речку Еруслан, где росло несколько кустарнику, и чрез пять Сечских озер. Суворов сошелся тут на дороге с майором графом Меллиным, при котором было 200 человек, с донским полковником Иловайским, имевшим при себе свой полк, и с старшиною уральских казаков Mapтемьяновым, кои пребыли верными, и из которых имел он при себе несколько сот человек, выступивших прежде его в поход из Царицына. Многие шайки бывших при Пугачеве крестьян попадались им навстречу в степи, показывали им дорогу и без кровопролития отсылали их на прежние жилища.

Он прибыл ко двум небольшим речкам, называемым Узенами, и впадающим в стоячие воды. Вокруг сего места, находящегося почти на средине [C. 156] уральской степи растет много лесу. По объявлению возвращающихся крестьян надлежало тут быть Пугачеву. Преследующий его корпус состоял почти из 1000 человек и имел при себе пушки, у Пугачева не оставалось и 300 человек. Суворов разделил свой корпус на разные отряды, дабы тем удобнее его поймать и отнять у него все способы к уходу. Подходя к густому лесу для поисков над ним, услышали они от пустынников, живущих в сей стране по разным местам и питающихся рыбою, что в то самое утро связали Пугачева собственные его люди и повезли в Уральск.

Намерение его было, подговорить бывших при нем уральских казаков, дабы бежать с ними к Аральскому озеру, лежащему за Каспийским морем, и соединиться там с каракалпаками, составляющими одну орду из числа кочующих киргизов, называя оное место своею родиною. Хотя предложение сие с самого начала не понравилось [C. 157] уральским казакам, но они притворились быть довольными, и убедили Пугачева поворотить к городу Уральску, где хотели они увидеться с своими женами и детьми, и взять их с собою. Но войска, которые их утесняли со всех сторон, и страх от заслуженной ими казни, побудили их, связать Пугачева и представить его в Уральск. 100 человек из числа бывших при нем людей, которые на сие согласиться не хотели, рассеялись по пустынникам.

Высланные отряды, ехавшие почти вслед за Пугачевым, вскоре собраны были и поворотили по Уральской дороге. В одну ночь сбились они с своего пути и наехали на огни, раскладенные киргизцами. Необузданная сия нация делала в то время набеги по сю сторону уральской степи. Будучи чужды всякого страха, и несмотря на свое малолюдство, вступили они в бой. Многих ранили стрелами своими и в том числе адъютанта Суворова Максимовича, и несколько человек лишились [C. 158] при том жизни. Киргизцов застрелено до 20 человек.

Суворов взял с собою тех, кои скорее прочих могли следовать за ним и поехал вперед, чрез несколько дней прибыл он в Уральск. Тамошний комендант полковник Симонов, от самого начала мятежа защищавшийся храбро в шанцах с одним батальоном и 4 пушками, содержал уже Пугачева в оковах, и по приезде Суворова сдал его на руки.

Родился сей изверг во 100 верстах от Черкасска в одной деревне. Потом служа между донскими казаками против турков, бежал оттуда. По старой своей привычке к краже лошадей, был он напоследок пойман, и избегая справедливого за то наказания ушел из-под караула; напоследок свел сообщество с узенскими изуверами и некоторыми буйными уральскими казаками. [C. 159]

Когда впоследствии времени Пугачева поймали и к Суворову представили, то он приказал его посадить в железную клетку, и под прикрытием двух егерских и одной гренадерской роты, с двумя пушками и 200 донских и уральских казаков на третий день велел везти далее. Сам Суворов находился при его препровождении; прочим же начальникам с их командами дал предписание идти за Самарскую линию, где селения и фураж найти можно. Хотя Суворов пошел ближайшим путем чрез степные места, но уральский комендант отпустил его команде провиантa только на двое сутки, а для того и должно было продовольствоваться вышеупомянутым образом и взять несколько скотин. Соверша около третей доли своего пути, почти в 140 верстах от устья Самары близ Волги пришел он к реке Иргизу, в деревню Мосты называемую, поелику недалеко оттуда чрез реку мостом переходить должно. Незадолго пред сим сию деревню разграбили кир-[C. 160]гизцы и увели с собою почти всех крестьян, так что из 100 душ едва 10 бегством спастись и укрыться могли. Здесь команда имела отдохновение. Недалеко от того дома, где содержался Пугачев под караулом, сделался пожар. Несколько дворов выгорело, и пока огонь погасили, весьма прилежно должно было присматривать, чтобы он при сем замешательстве не скрылся.

Здесь высадили Пугачева из клетки в телегу, с его 12-летним сыном, за которым для его чрезвычайного проворства весьма прилежно присматривали. Оба были к телегам привязаны, и ночною порою в дороге зажигали факелы. Суворов всегда при них находился.

Находившийся у препровождения вышеупомянутый казачий полковник Мартемьянов, поссорился однажды с Пугачевым и нашел у него в платье 4 золотых империала. Когда его спросили, зачем он более при себе денег [C. 161] не имеет, и не отняли ли у него те, которые его поймали и связали? Он сказал, что он никогда денег много при себе не имел, и когда их получал в добычу , то всегда раздавал своей команде.

Из Мостов поехали они в Каспорье на Волгу против Самары, во 140 верстах от Уральска, и там переправясь ночною порою в большую непогоду чрез реку, приехали в Симбирск, куда вскоре прибыл и граф Панин. Здесь Суворов отдал преступника Панину, который немедленно в Москву его отправил, где он, что всему свету известно, как возмутитель общего спокойствия, получил достойное воздаяние.

По отъезде графа Панина в Москву Суворов остался в Симбирске при командовании войсками, которые тогда простирались до 80000 человек и по разным провинциям на Волге, в Оренбурге, в Казанской и Пензенской губер-[C. 162]ниях до самой Москвы по зимним квартирам расположены были.

В исходе осени не только башкиры, бывшие в согласии с Пугачевым, усмирены, но и все остальные небольшие партии сего зломышленника совершенно истреблены были.

В 1775 году весною осматривал Суворов границу, по коей расположен был его корпус. Ездил на Самарскую линию и в Оренбург, где генерал Мансуров командовал войсками, а генерал Рейнсдорф отправлял губернаторскую должность, с которым он имел разные сношения. На обратном своем пути чрез Уфу, получил он неожидаемое известие, что на берегах Каспийского моря явился преемник Пугачева, именем Саметриев, который в Туркоманской области чинил разные грабежи, овладел несколькими купеческими судами с 4 пушками, грабил на воде и на суше, и с восточной стороны Каспийского моря приближался к Астрахани. [C. 163]

Суворов приняв надлежащие меры, немедленно отправил против него два батальона пехоты с пушками и несколько эскадронов конницы, иных водою, других сухим путем вниз по берегу Волги, и дал о том известие астраханскому губернатору.

Саметриев служил сперва рядовым в пехоте, под начальством Тотлебена в Георгии, потом ефрейтором и наконец бежал. Число его единомышленников простиралось до 300 человек. С ними дошел он до Черногория, оттуда поворотил чрез астраханскую степь почти к средине реки Дона. Единомышленники его узнав, что их преследуют, мало помалу на сем пути его оставили, так что он едва с 10 человеками к Дону прибыл. Некоторые из них посланы были в ближнюю деревню за хлебом, но по подозрению были взяты, и показали в 3 1/2 верстах оттуда в поле место, где он укрывался. Там донские казаки взяли его спящего с товарищами. [C. 164]

В том же году летом праздновали в Москве торжество мира, причем Суворов получил бриллиантами осыпанную золотую шпагу. Он прибыл туда зимою уже при отъезде императрицы в Петербург. Тогда ему поручена была Санкт-Петербургская дивизия, но он для домашних своих обстоятельств прожил несколько времени в Москве и в своих деревнях. [C. 165]


При публикации текста сохранена пунктуация подлинника.

Статьи

Мировая художественная культура XVIII в. (третья четверть)
Литература XVIII в. (третья четверть)
Музыка XVIII в. (третья четверть)
История XVIII в. (третья четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer