Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » Р » СТАТЬИ


Русско-турецкая война. 1768—1774. Кампания 1773—1774 гг. Исторический очерк М.Б Стремоухова и П.Н. Симанского

Во время кампании 1773—1774 гг. А.В. Суворову удалось нанести существенный урон туркам в районе монастыря Нигоешти (1773), затем одержать победы в сражениях под Туртукаем (1773), у д. Кючук-Кайнарджи (1773), у Гирсова (1773). Разгром 40-тысячного турецкого корпуса у д. Козлужда (1774) вынудил турецкое правительство пойти на переговоры и ускорил окончание Hусско-турецкой войны. 10 (21) июля 1774 г. был подписан Кючук-Кайнарджийский мир.

 
Тема внешняя политика, военное дело
Исторический период Новое время
Территория Российская империя, Турция
Народ русские, турки
Персоналии Вейсман фон Вейсенштейн, Отто Адольф, барон, генерал-майор; Екатерина II Алексеевна, российская императрица; Ивашев, Петр Никифорович, генерал-майор, начальник штаба при А. В. Суворове; Каменский, Михаил Федотович, военачальник, генерал-фельдмаршал; Кречетников, Михаил Никитич, генерал-аншеф; Ланжерон, Александр Федорович, граф, французский эмигрант на русской службе, генерал от инфантерии; Румянцев, Петр Александрович;- генерал-фельдмаршал, военный деятель; Салтыков, Иван Петрович, гр., генерал-фельдмаршал; Суворов, Александр Васильевич, генералиссимус, выдающийся полководец
Библиография Ланжерон А.Ф. Русская армия в год смерти Екатерины II. Состав и устройство русской армии. — Русская старина. 1895. Т. 83; Новицкий Е. Кючук-Кайнарджийская операция, 18—22 июня 1773 года. — СПб., 1893; Петров А.Н. Война России с Турцией и польскими конфедератами. 1769—1874. Т. 1—5. — СПб., 1866—1874; Петрушевский А.Ф. Генералиссимус князь Суворов. Издание 2-е, переработанное наново. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1900; Он же. Генералиссимус князь Суворов: В 3 т. Т. 1—3. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1884; Он же. Рассказы про Суворова. Издание 7-е. — СПб.: В. Березовский, 1909 (Изд. 6-е. СПб., 1903; изд. 5-е. СПб., 1899; изд. 4-е. СПб., 1897; Изд. 3-е. СПб., 1895; Изд. 2-е. СПб., 1891; Изд. 1-е. СПб., 1885); Сакович П.М. Действия Суворова в Турции в 1773 году / Сост. Ген. штаба подполк. Сакович. — СПб.: Тип. К. Крайя, 1853.
Образовательный уровень основная школа, углубленное изучение
Источники Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Стремоухов М.Б., Симанский П.Н. Жизнь Суворова в художественных изображениях: Собрание портретов, картин, гравюр, рисунков, карикатур, снимков со статуй, медалей и других произведений живописцев, граверов, скульпторов и других художников. — Москва: Издание кн. магазина Гросман и Кнебель, 1900; Изобр. — Ю.А. Пелевин


Чесменская колонна в Царском селе — памятник в честь российских побед в Русско-турецкой войне 1768—1774 годов. Современное фото


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К этому-то времени[1] на театр военных действий и прибыл Суворов. Его уже давно влекло сюда. Еще в августе 1770 г., под впечатлением блестящих побед, одержанных Румянцевым, он писал Кречетникову: «Сколь вы счастливы, что вы у графа Петра Александровича… Даруй Боже, скоро увидаться особливо там, куда поехали…» Наконец, 4 апреля из военной коллегии получено желаемое разрешение.

По прибытии к армии Суворов был назначен в дивизию графа Салтыкова[2] , стоявшую кордоном на одном из участков Дуная, и получил в командование небольшой отряд (в 500 чел. пехоты), расположенный у Негоештского монастыря, против турецкой крепости Туртукая.

Новый начальник Суворова не отличался особенными способностями, проводил время в полном бездействии и не раз навлекал на себя негодование Румянцева неисполнением его прямых и точных указаний. Суворов был очень низкого мнения о военных дарованиях Салтыкова, называл последнего в переписке или разговоре с другими «Ивашкой» и острил про него, говоря, что он, Суворов, знает практику, Каменский — тактику, а Салтыков ни практики, ни тактики…[3]. Остроты эти передавались Салтыкову[4] и, конечно, еще более ухудшали отношения между начальником и подчиненным. [C. 46]

Их взаимные несогласия не замедлили отразиться и на служебных делах, проявившись главным образом в том постоянном отказе, который встречали со стороны Салтыкова все просьбы Суворова о присылке подкреплений для его Негоештского отряда. Ничтожные силы последнего не помешали, однако, будущему фельдмаршалу нанести туркам весьма чувствительные удары и резко выделиться своею деятельностью и способностями из ряда других вождей, подчиненных Румянцеву…

Когда, понуждаемый императрицею, Румянцев решил начать на Дунае более энергичные операции и думал подготовить успех своих главных сил рядом мелких поисков, на долю Суворова выпало производство разведок по направлению к Туртукаю.

Но прежде чем ему удалось переправиться на другой берег, турки в ночь с 8 на 9 мая сами атаковали русских у Негоештского монастыря. Атака эта была отбита… «На здешней стороне мы уже их и побили», — писал Суворов в тот же день графу Салтыкову… Он решил немедленно же переправиться к Туртукаю, правильно рассчитывая, что турки не могут ждать такого скорого ответа на свое дерзкое нападение…

«За отделением части пехоты в гребцы и для охранения судов, — говорит Сакович (стр. 36), — под ружьем оставалось не более 500 человек. С этою-то горстью людей Суворову предстояли: амбаркация[5], переправа, десант, атака крутого берега, переход многих рытвин и оврагов, взятие 4-х батарей, штурм трех лагерей и города и, наконец, бой на каждом шагу с неприятелем, в шесть раз[6] превосходившим его силами!»[7][C. 47]

Несмотря на это, поиск закончен блестяще… Переправа происходила в ночной темноте. Атака велась лихо… В 4 часу утра все было кончено. Все лагери были взяты, Туртукай взорван и выжжен дотла. У неприятеля легло до 1500 человек, у нас выбыло из строя до 200… [C. 48]

<…> С именем Туртукая невольно восстает в памяти знаменитое донесение, посланное Суворовым Румянцеву:


Слава Богу, слава вам,

Туртукай взят и я там,


донесение, породившее даже специальный спор по вопросу о своей достоверности…[8]

После Туртукайского дела Суворов не долго оставался на месте… Операции ген. Вейсмана под Силистрией заставили Румянцева послать Салтыкову приказание о новой демонстрации на правом берегу Дуная… По мнению главнокомандующего, эта демонстрация должна была отвлечь внимание турок от Вейсмана. [C. 49]

Второй поиск, исполненный в ночь с 16 на 17 июня, закончился так же успешно, как и первый… Турки были разбиты и бежали, потеряв до 800 человек. Победителю достались богатые трофеи… Интересна в этом бою и та победа, которая одержана самим Суворовым над физическою немощью, исключительно благодаря его замечательной силе воли.

Уже давно страдая лихорадкой, Суворов в начале боя говорил лишь шепотом, мог двигаться не иначе, как с помощью двух человек, водивших его под руки. Но он совладал с недугом и к концу дела сел даже на коня…

В общем ходе событий 1773 года Туртукайские поиски получили значение, как ряд моральных воздействий на турок, с целью принудить последних к заключению мира[9]. В военном же отношении они обнаружили со стороны Суворова такие новые, своеобразные и в то же время глубоко правильные приемы, что заставили одного из добросовестнейших исследователей этих операций признать русского вождя значительно опередившим воззрения и идеи современных ему дней[10]. [C. 50]

Между тем 22 июня, при отступлении от Силистрии на левый берег Дуная, русские войска у сел. Кючук-Кайнарджи нанесли туркам новое поражение. Крупная победа куплена, однако, и крупною же ценою: ген. Вейсман, этот «Ахилл армии», кумир солдат, человек замечательных дарований и беззаветной храбрости, пал в бою перед фронтом одного из каре…[11] Заменить Вейсмана мог только один Суворов. Румянцев понял это и поручил ему оборону Гирсово, единственного пункта, еще остававшегося в наших руках на той стороне Дуная, после отступления от Силистрии на левый берег реки[12]. Суворов оправдал сделанный выбор, и 3 сентября, когда турки в числе 11 т. предприняли серьезную попытку вернуть Гирсово обратно, нанес им с своим 3000-ным отрядом самое решительное поражение… [C. 51]

В этом бою наступавшие к русским укреплениям турки попробовали построиться по европейскому образцу в три линии. «Смотрите, — заметил Суворов, — басурманы хотят сражаться в порядке, дорого же они поплатятся за это». И, действительно, победа была полная… Сам Суворов во время стремительной атаки турок едва успел спастись, перескочив за обычные для того времени «рогатки»…[13][C. 52]

Кампания 1773 года кончилась. Зимою Суворов уехал в Москву, женился здесь, но к началу новой кампании был снова на Дунае; жена осталась в Москве.

Румянцев предполагал перейти в наступление и поручил эти операции двум лицам: Каменскому и Суворову. При этом последний был подчинен первому. Крутой, горячий до неистовства, неуступчивый, Каменский[14] обладал недюжинным умом и не мог в глубине души не признавать достоинств Суворова. Быть может, он даже завидовал ему. В свою очередь Суворов тоже не любить уступать, а в данном случае, не признавая за Каменским никаких особых заслуг, чувствовал себя еще и обиженным…

Все это породило между обоими ряд нежелательных столкновений и обоюдных жалоб…

Тем не менее, подчиняясь приказанию главнокомандующего, оба отряда двинулись вперед, чтобы «искать [C. 53] неприятеля в поле»[15]. Было решено идти на Базарджик, а затем и далее, к самой Шумле. Как раз в это же время, ничего не ведая о наступлении русских, тронулась от Шумлы и сорокатысячная турецкая армия…

Суворовскому отряду удалось первому встретиться с турками. Встреча эта, происшедшая 9 июня около Козлуджи была, однако, настолько неожиданна, что сам Суворов едва не попался в плен и только благодаря быстроте своего коня успел избавиться от преследования.

В дремучем лесу, на узкой дороге, завязался ожесточенный бой.

Необходимо было отвоевывать положительно каждый шаг. Жара была страшная, люди с утра ничего не ели, [C. 54] лошади не были напоены. Многие умирали от истощения. При такой обстановке до противоположной опушки пришлось идти девять верст… Когда вышли на эту опушку, разразился ливень. Истомленные войска хоть немного освежились.

За лесом, в полной готовности встретить русские силы, оказалась уже вся 40-тысячная турецкая армия. Войска Каменского еще не подошли, у Суворова было только 8 т. Тем не менее, он решил атаковать немедленно…

Турки сами встретили нас стремительной контратакой… Последняя возобновлялась не раз, но русские войска безостановочно подвигались вперед. Когда же к Суворову прибыли 10 пушек, и наши ядра начали ложиться в турецком лагере, противником овладела паника. Началось всеобщее бегство. Незадолго до солнечного заката Суворов занял неприятельский лагерь, где и овладел 29 турецкими орудиями, 107 знаменами и массою добычи…

«Таким образом, — говорит Суворов в своей „автобиографии“, — окончена совершенная победа при Козлудже — последняя прошлой Турецкой войны».

Действительно, эта победа была последнею. Она окончательно сломила нравственные силы турок. Она окончательно убедила нашего врага и в бесполезности, и в безрассудстве дальнейшего сопротивления. Спустя месяц после Козлуджи, 10 июля 1774 г. был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор[16].

В день боя Суворов все время был на коне, «часто в огне и грудном бою», т. е. в рукопашных схватках. Его пример действовал заразительно. Немудрено, если ободряемые его присутствием 8 т. и покончили с 40-тысячною армиею. Самое сражение, явясь случайным для обеих сторон, и было выиграно[17] тою, во главе которой стоял [C. 55] наиболее находчивый, энергичный, упорный и знающий вождь…

Еще в начале 1774 г. произведенный в генерал-поручики, Суворов летом 1775 г. во время празднования мира получил от императрицы золотую шпагу с бриллиантами. За дело при Туртукае он уже имел Георгия 2 степени, о котором сам напоминал Салтыкову: «Вашему сиятельству и вперед служу… лишь только, батюшка, давайте поскорее второй класс»… [C. 56]





[1] 1773 г. — прим. ред.

[2] Граф Иван Петрович Салтыков [1730—1805], сын того Салтыкова, под начальством которого Суворову пришлось служить еще в Семилетнюю войну, впоследствии сделан фельдмаршалом, был некоторое время военным губернатором Москвы.

[3] Есть и другие варианты той же остроты. См., напр., у Петрушевского, т. I, с. 166.

[4] Mежду прочим, самим Каменским, который был врагом и Суворова, и Салтыкова.

[5] Посадка войск на суда.

[6] У Туртукая было до 4-х тысяч турок, три укрепленных лагеря и довольно многочисленная артиллерия.

[7] Замечательна, между прочим, и диспозиция (приказ) к этому бою, и некоторые ее места: «атака будет ночью с храбростью и фурией российских солдат», «турецкие собственные набеги отбивать по обыкновенному — наступательно, а подробности зависят от обстоятельств, разума и искусства, храбрости и твердости гг. командующих», «весьма щадить: жен, детей и обывателей… мечети и духовный их чин». Кончался приказ словами: «Да поможет Бог».

[8] Ср. Петрушевского т. I, стр. 153, 154; Смита стр. 85, 86, примечание редактора; Саковича, стр. 56 и 57; Петрова А. Н. «Русская Старина». 1871, т. IV, стр. 590. Текст бесспорно посланного донесения был такой: «Ваше сиятельство, мы победили; слана Богу, слава вам»…

[9] См. письмо Румянцева к Обрезкову от 17 мая 1773 г. Сакович, стр. 51.

[10] См. Сакович, стр. 12.

[11] Падая, он успел только сказать: «Не говорите людям». Но солдаты узнали про свое горе и не давали пощады врагу… Суворов считал Вейсмана одним из величайших генералов своего времени. Получив известие о его смерти, он сказал: «Вейсмана не стало, я остался один». Подробности о Вейсмане см. Новицкий Е. «Кючук-Кайнарджийская операция, 18—22 июня 1773 года». СПб., 1893, стр. 69, 70 и 103.

[12] Румянцев предполагал воспользоваться Гирсовым на случай необходимости в новой переправе через Дунай. Отсюда понятно, насколько важно было сохранить этот пункт за собою. «Важный Гирсовский пункт, — донес Румянцев императрице, — поручил Суворову, ко всякому делу свою готовность и способность подтверждающему…»

[13] Гирсовский бой является образцом активной обороны. Подпустив турок на самое короткое расстояние, открыв по ним жестокий картечный огонь, Суворов не остается в укреплении, а при первой же возможности сам переходит в решительное и смелое наступление…

[14] Каменский, Михаил Федотович, впоследствии фельдмаршал. Назначенный в 1806 году главнокомандующим в войне с Наполеоном, прибыл к войскам 7 декабря одряхлевшим 70-летним старцем, через 6 дней, под предлогом болезни, сложил с себя звание главнокомандующего и уехал в деревню, где через 3 года был убит своими крепостными. «Помилуйте, Ваше Величество! — писал он Александру I из Пруссии. — Я глух и слеп, ни одного города не могу отыскать на карте без чужой помощи; не могу на лошадь сесть». Ланжерон (Русск. Стар. 1895 г. март, стр. 160, 161) говорит о Каменском, как о замечательно талантливом, но в то же время и удивительно жестоком, временами просто безумном человеке.

[15] Суворов шел к Базарджику от Гирсова, Каменский — от Измаила. 8 июня они соединились у Базарджика и уже оба вместе (с Суворовским отрядом в авангарде) двинулись к Козлудже. Базарджик — местечко на юго-востоке от Кючук-Кайнарджи, примерно на половине расстояния между Кючуком и морем.

[16] Победа, одержанная Суворовым без участия Каменского, встречена последним с затаенным недоброжелательством. Оба расстались если не врагами, то, по крайней мере, в отношениях неприязненных… В свою очередь, Суворов, оправдывая бездействие русских войск после Козлуджи, 18 лет спустя говорил: «Каменский помешал мне перенесть театр войны чрез Шумлу за Балканы».

[17] Как то в подобной обстановке всегда и бывает.

документы

Статьи

Биография

Мировая художественная культура XVIII в. (третья четверть)
Литература XVIII в. (третья четверть)
Музыка XVIII в. (третья четверть)
История XVIII в. (третья четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer