Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » Х » ДОКУМЕНТЫ


Аксельрод П.Б. о лавризме и бакунизме

Аксельрод, Павел Борисович – один из старейших деятелей русского революционного движения. В середине 1870-х годах принимал деятельное участие в народническом движении. Был близок к подпольной организации «Земля и воля», входил в «Черный Передел». Один из организаторов группы «Освобождение труда», положившей начало марксистскому течению в России. Впоследствии лидер меньшевиков.

В 1872 г. в Киевском университете Аксельрод попал в среду формировавшегося кружка «чайковцев» («Общества большой пропаганды»). В это время П.Б. Аксельрод знакомится с работами идеологов революционного народничества П.Л. Лаврова и М.А. Бакунина, оказавшими на него большое влияние. Летом 1874 г. он принял участие в «хождении в народ» в Полтавской, Черниговской и Могилевской губерниях, ведя пропаганду среди крестьян.

В своих воспоминаниях П.Б. Аксельрод посвятил несколько страниц восприятию радикальной молодежью 70-х годов учений П.Л. Лаврова и М.А. Бакунина, что представляет исторический интерес и для современного читателя.

 
Тема внутренняя политика
Исторический период Новое время
Тип исторического источника Письменный источник
Территория Российская империя
Народ русский
Персоналии Аксельрод, Павел Борисович - старейший деятель русского революционного движения, народник, марксист; Лавров, Петр Лаврович - теоретик революционного народничества; Бакунин, Михаил Александрович - теоретик революционного народничества;
Язык оригинала русский
Библиография Аксельрод П.Б. Народная дума и рабочий съезд. Изд 2-е. — СПб.: Новый мир, 1907; Из архива П.Б. Аксельрода. Вып. 1. 1880-1892 гг. – М.: Памятники исторической мысли, 2006; Письма П. Аксельрода к Мартову. – Берпин. 1924; Переписка Г.В. Плеханова и П.Б. Аксельрода. Т. 1-2 – М; Пг., 1925.
Образовательный уровень углубленное изучение
Источники Составитель - Пелевин Ю.А.; текст- Аксельрод П. Б. Пережитое и передуманное. Книга первая. – Берлин: Издательство 3. И. Гржебина, 1923. С. 110-113; изобр. - http://www.liveinternet.ru/users/kakula/post181487615/


Аксельрод, Павел Борисович. Фото. 1890-е гг.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

П.Б. Аксельрод о лавризме и бакунизме

 

К самому Лаврову мы относились с большим почтением. Но в его программе мы не находили внутренней стройности, которая могла бы увлечь нас. Пропаганда принимала в этой программе абстрактный характер, утрачивала революционную остроту. Требование серьезной теоретической под- [110]

готовки к пропаганде оставляло радикалу возможность преспокойно пользоваться всеми благами жизни – в то время как у нас была внутренняя моральная потребность поскорее порвать всякие связи с «погрязшим в разврате миром» и «сжечь за собой корабли».

Неясным представлялось нам отношение Лаврова к государству. С одной стороны, отрицание государства, – и притом не только полицейского государства, но всякой государственной организации вообще, – провозглашение вольного союза свободных общин. С другой стороны, – признание необходимости государственной организации, как «переходной» формы. Этим признанием уничтожение государства отодвигалось куда-то в туманную даль, а для данного момента устанавливалась тактика приспособления, против которой восставало наше непосредственное революционное чувство (и примитивная политическая мысль).

Вообще, революционной молодежи казалось, что лавризм отклоняет ее от истинно-революционного пути, что своими постоянными оговорками он отодвигает в неопределенную даль то революционное дело, которому мы хотели немедленно отдать все свои силы.

Теория Бакунина лучше отвечала настроению радикальной молодежи. Эта теория подкупала нас своей простотой, прямолинейностью, тем, что она без всяких оговорок радикально разрешала все вопросы. Несомненно, что Бакунин опьянял нас особенно своей революционной фразеологией и пламенным красноречием. [111]

Народ – революционер и социалист по инстинкту, говорил нам Бакунин. Со времени основания московского государства, народ никогда не мирился с существующим строем: разбойники и те, кого закон считал уголовными преступниками, были выразителями народного протеста и живущего в народных массах духа возмущения. Народ знает, что ему нужно, знает, куда идти. Не поучать нужно его, а нужно дать толчок пробуждению его революционной энергии и помочь ему организо­ваться.

Задача интеллигенции – идти в народ; быть с ним там, где вырывается наружу скрытая в нем революционная сила; вызывать, организовывать местные бунты и через них подымать все выше революционный дух народных масс; через разрозненные бунты сплачивать наиболее передовые революционные элементы народа и готовить, таким образом, общероссийскую организацию для всенародного восстания...

Бакунизм быстро овладел умами революционной молодежи. Одних привлекало в новой программе категорическое требование немедленного слияния с народом – более полного и безусловного, чем это требовалось лавризмом, оставлявшим за интеллигентом роль пропагандиста, обучающего народ. Другим дорого было в схеме Бакунина то, что она давала наиболее прямой выход жертвенному настроению, которое было столь сильно среди революционеров того времени. Сильно действовала на воображение многих романтическая идеализация народа, как инстинктивного социалиста и потенциального революционера. Наконец, нет со- [112]

мнения, что были элементы, которые примкнули к бакунизму потому, что эта теория открывала простор их авантюристическим наклонностям.

Никакой научной подготовки, никаких университетов, ничего, что связывало бы нас с городской культурой! Надо повернуться спиной не только к сословным привилегиям, но и к «официальной науке».

Некоторые отрицали даже необходимость для пропагандистов обучаться ремеслу, чтоб подготовиться к пропагандистской работе в деревне. Человек, не имеющий профессии, не связанный никакими житейскими интересами, отщепенец, представлялся идеальным типом бунтаря, призванного содействовать разрушению всего старого мира с тем, чтобы из хаоса развалин мог стихийно восстать новый мир анархии и свободы!

С таким взглядом на призвание революционера плохо вязалась просветительная работа в народных массах. И, действительно, иные из бакунистов шли так далеко, что сомневались даже в пользе грамоты для народа. А некоторые считали ее прямо вредной. Помню, у меня был однажды спор по этому поводу с Судзиловским. Я доказывал необходимость издания пропагандистской литературы «для народа». Судзиловский же возражал:

– Не нужно народу и грамоты! Хуже станет, если народ грамоте научится. Будет газеты читать, заразится тлетворным влиянием старого мира, и придется еще бороться с заразившими его буржуазными предрассудками.[113]

Аксельрод П. Б. Пережитое и передуманное. Книга первая. – Берлин: Издательство 3. И. Гржебина, 1923. С. 110-113.

Мировая художественная культура XIX в. (третья четверть)
Литература XIX в. (третья четверть)
Музыка XIX в. (третья четверть)
История XIX в. (третья четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer