Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » Ч » СТАТЬИ


Чигиринский заговор и южные бунтари. 1877. Извлечение из книги В.Я. Богучарского «Активное народничество семидесятых годов». 1912

Южные «бунтари» – революционные народники, действовавшие на Украине. В 1874-1875 гг., в период «хождения в народ», они пытались поднять украинское крестьянство на революцию. Но это замысел потерпел полное фиаско: крестьяне отнеслись совершенно равнодушно к призывам революционеров.

В 1877 г. южные «бунтари» предприняли попытку средствами мистификации вызвать восстание в Чигиринском уезде Киевской губернии. Для успеха своего дела они, проницательно используя царистские иллюзии крестьян, изготовили подложные «Высочайшую тайную грамоту» (См. "Высочайшая тайная грамота"), устав крестьянского общества «Тайная дружина» и «Обряд святой присяги», якобы утвержденные государем императором. В тайную организацию было вовлечено около двух тысяч человек.

Заговор были раскрыт полицией. К следствию привлечено свыше тысячи крестьян. Многие из них после тюремного заключения были отправлены на каторгу, в ссылку, а также высланы под надзор полиции.

 
Тема внутренняя политика
Исторический период Новое время
Территория Российская империя
Народ русский, украинцы
Персоналии Богучарский, Василий Яковлевич,- историк; Бохановский, Иван. Ваильевич, революционер, народник; Фроленко, Михаил Федорович, революционер, народник; Стефанович, Яков Васильевич, революционер, народник, социал-демократ; Дейч, Лев Григорьевич, революционер, народник, социал-демократ;
Язык оригинала русский
Библиография Документы к Чигиринскому делу // Былое. 1906. № 12; Я.С. [Стефанович]. Чигиринское дело // Черный передел. – М.; П., 1923. № 1-2; Дейч Л.Г. За полвека. 3 изд. – М.; Л., 1926; Дейч Л.Г., Автобиография // Энциклопедический словарь «Гранат». 7 изд. Т. 40, [б. г.]; Дейч Л.Г. Заговор среди крестьян Чигиринского уезда //Сборник материалов и статей. Ред. журн. «Исторический архив». Вып. 1. – [М.], 1921; Дебагорий-Мокриевич В.К. Автобиография // Энциклопедический словарь «Гранат». 7 изд. Т. 40, [б. г.]; Дебагорий-Мокриевич В.К. От бунтарства к терроризму. Кн. 1-2, – М.; Л., 1930; Бух Н.К. Воспоминания. – М., 1928; Материали до icтopiϊ селянських революц. руxiв на Чигиринщинi (1875-1879 pp.). – [б. м.], 1934; Пойда Д.П. Крестьянское движение на Правобережной Украине в пореформенный период (1866-1900 гг.). – Днепропетровск, 1960; Процесс 17-ти народовольцев в 1883 году // Былое. 1906. № 10; Лещенко М.Н. Класова боротьба в украϊнському ceлi в епоху домонополiстичного капiталiзму (60-90 pp. XIX ст.). – Киϊв, 1970.
Образовательный уровень углубленное изучение
Источники Составитель - Пелевин Ю.А.; текст - Богучарский В.Я. Активное народничество семидесятых годов – М., 1912. С. 252-257; изобр - http://www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=11753


Историк В.Я. Богучарский. Фото. 1900-е гг.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На юге  стала назревать, если еще не мысль о политической борьбе, то все же что-то близкое к тому. Злой рок сулил, однако, чтобы случилось в это время одно кошмарное дело.

Произошло событие, неведомое со времен Нечаева: то было покушение на убийство заподозренного в шпионстве Гориновича. «Арестованный в числе многих других, бывший гимназист Горинович повыдавал товарищей и, — рассказывает В.К. Мокриевич, — может быть, именно в награду за его раскаяние выпущенный из тюрьмы, вместо того, чтобы куда-нибудь удалиться, где могли бы его поскорее все забыть, принялся зачем-то усиленно разыскивать Стефановича и меня, как своих знакомых, мотивируя это тем, что хочет работать с нами в народе. Кажется, миссия разыскать нас просто на просто возложена была на него жандармами». И, вот, по таким основаниям, решено убить Гориновича... Исполнителями этого преступления явились Малинка[1] и известный Лев Дейч. Они вызвали Гориновича в Одессу и нанесли [251]

ему несколько ран. Полагая, что он убит, они облили его лицо серной кислотой... Но Горинович остался жив, серная же кислота произвела свои страшные последствия: она совершенно лишила его глаз и носа... Это ужасное дело вызвало содрогание во всем революционном мире, и только в Набате появилась совершенно исключительная по своей гнусности статья: «Надевайте почаще такие маски шпионам»...

Но опустим поскорей занавес над этим печальным эпизодом и скажем лишь еще, что после него репрессии, разумеется, еще больше усилились.

Тогда южные революционеры решили съехаться для обсуждения создавшегося положения дел в Харькове и вот замечательные строки, характеризующие то время, из не раз уже цитированных нами «Воспоминаний» В.К. Мокриевича.

«Если бы мы бодро относились к нашему делу и верили в его осуществимость [поднять крестьянское восстание – примеч. Ю.П.], то все затруднения, какие представились нам вслед за неудачным покушением на жизнь Гориновича, конечно, были бы преодолены и мы продолжали бы преследовать нашу цель. Но веры в дело уже не было. Да и зачем, в самом деле, было опять селиться по деревням? Ведь там делать было нечего. Рознь проявилась среди нас невообразимая! Наши сходки на «Основе» (роща около Харькова) памятны мне до сих пор! Лежим, бывало, мы под соснами и толкуем; доказывает что-нибудь один из нас, а другие слушают и только улыбаются; тот развивает свою мысль, — ему далее и не возражают серьезно, а делают лишь вскользь кой-какие замечания. Горячих споров почти не было. Но и от улыбок, и от замечаний, брошенных вскользь, веяло такой непримиримой разноголосицей, какой, конечно, никогда не чувствовалось у нас раньше при самых горячих спорах. — «Неправда! работать (в народе) можно!» — возражает Дробязгин[2] скептикам и развивает свою мысль. «Но рассуждения Дробязгина о том, как можно было бы вести дело на будущее время, так остались одними рассуждениями. Напрасно силился он вдохнуть жизнь в нашу организацию, — то был уже труп[3].

Так и разъехались... [252]

Бывший на этом съезде Я.В. Стефанович попросил передать ему для пользования составлявший общественную собственность южных народников типографский станок. Ему станок предоставили. Зачем же он понадобился Я.В. Стефановичу? Затем, что в это время совместно с Л.Г. Дейчем он затеял дело, составляющее одну из самых темных страниц русского освободительного движения. Необходимо отметить, что еще в самом начале шестидесятых годов на Волге была попытка, строго осужденная тогда же Герценом, поднять восстание крестьян при помощи подложных царских манифестов[4]. С тех пор к обману народа, хотя бы с самыми благими целями, деятели русского освободительного движения не прибегали. «Чигиринское дело» составило в этом отношении полное исключение.

Это произошло так.

Еще в начале семидесятых годов среди крестьян нескольких волостей Чигиринского уезда начались волнения на аграрной почве. Одни хотели «душевого передела» земли, другие же этого не хотели, желая закрепить за собою те наделы, которыми владели. Последние назывались «актовиками» (они хотели составления «актов» на право владения наделами в желаемом ими смысле), другие, — их противники, — назывались «душевиками». Начальство приняло сторону «актовиков», вследствие чего и возникли волнения среди тех, которые не желали подписывать «актов». Началась обычная история с усмирениями, постоями, экзекуциями, тюрьмою, высылками... Явился у «душевиков» и свой собственный «вожак» — крестьянин Хома (Фома) Прядько, который задумал «добраться до царя»; в качестве «ходока» поехал он было в Петербург, где полиция, разумеется, хотела его арестовать, но ему удалось скрыться. Он возвратился на родину и продолжал агитировать среди крестьян за «душевые наделы», поддерживая их в общей у крестьян уверенности, что, «царь скоро прикажет переделить землю». Многие из чигиринских крестьян сидели в Киеве по участкам, но порядки были столь патриархальны, что их отпускали днем [253]

искать в городе работу и лишь на ночь она должны были возвращаться в участки. В это время и познакомился с некоторыми из них Стефанович. Отправившись в Чигиринщину, он завел сношения с местными «душевиками» и вскоре выдал себя за царского комиссара, имевшего полномочия действовать среди крестьян от имени самого царя. Деятельными помощниками Стефановича были в этом деле лишь Дейч и еще самое незначительное количество лиц. Стефанович и его помощники начали именем царя организовывать крестьян в «Тайную Дружину».

В петербургском журнале Былое был приведен полностью «Устав Тайной Дружины» и другие документы, относящиеся к Чигиринскому делу[5]. <…> [254]

Мнимым царским комиссарам удалось с помощью этих грамот и обрядов организовать среди крестьян Чигиринского уезда «Тайную Дружину», в которую вступило около тысячи членов. Это был единственный успешный опыт крупной организации среди крестьян, но и он был проведен при посредстве таких, увы, недостойных средств... [257]

В конце концов, Дружина была открыта, множество крестьян переарестовано и совершенно разорено, сами организаторы Дружины — Стефанович, Дейч и Бохановский — попали в киевскую тюрьму, откуда затем бежали, благодаря необыкновенной ловкости сумевшего поступить в ту же тюрьму надзирателем будущего известного народовольца М.Ф. Фроленко[6].

Крестьян судили, 74 человека приговорили к различным наказаниям, нескольких, — в том числе Прядько, — сослали в Сибирь, и нам достоверно известно, что некоторые из сосланных крестьян питали самые враждебные чувства к инициаторам «Тайной Дружины» за те приемы, к которым последние в этом деле прибегли...

Таким образом, и после 1874 года, как и до этого, дело «хождения в народ» надо признать, по достигнутым «бунтарями» непосредственным результатам, потерпело полную неудачу.

 

Богучарский В.Я. Активное народничество семидесятых годов – М., 1912. С. 252-257.



[1] Повешен в 1879 г. в Одессе.

[2] Повешен в Одессе решительно без всяких юридических оснований одновременно с Малинкой.

[3] Дебогорий-Мокриевич В. Воспоминания. – СПБ., 1906. С. 211-212.

[4] Герцен выразил тогда уверенность, что «Общество «Земля и Воля» (60-х годов) не имеет никакого участия в составлении этого манифеста». (Колокол.1863. № 166).

[5] Документы по Чигиринскому делу. Былое, 1906 г. Декабрь. С. 258-201.

[6] См. рассказ М.Ф. Фроленко «Как я был тюремным надзирателем». Русское Богатство. 1906 г. Май. Стефанович был осужден в каторжный работы в 1883 году по так называемому «Процессу 17-ти». Дейч был выдан русскому правительству Германией на тех же условиях, на каких был выдан Швейцарией Нечаев, т. е. для суда над ним исключительно за покушение на жизнь Гориновича. Его судили и осудили в каторжным работы в 1884 году. Бохановский остался за границей. По этому делу трагична судьба Владимира Малавского, не принимавшего абсолютно никакого участия в Чигиринском деле и узнавшего о самом его существовании лишь в тюрьме, куда он попал, будучи арестован на квартире одного из участников дела. Его осудили на 20 лет каторжных работа, затем он был перевезен, из Кары в Шлиссельбурга, где и умер...

Мировая художественная культура XIX в. (четвертая четверть)
Литература XIX в. (четвертая четверть)
Музыка XIX в. (четвертая четверть)
История XIX в. (четвертая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer