Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » В » Волков, Федор Григорьевич – русский актер, основатель русского театра » БИОГРАФИЯ


Волков, Федор Григорьевич. Биографический очерк Н.И. Новикова. 1772

Биографический очерк посвящен Федору Григорьевичу Волкову (1729—1763), выдающемуся русскому актеру, ярчайшему деятелю русской культуры XVIII в. Очерк был написан Николаем Ивановичем Новиковым и опубликован в его биографическом словаре о русских писателях (1772). Н.И. Новиков характеризует Ф.Г. Волкова как человека «редких дарований»: поэта, живописца, скульптора, музыканта, великолепно знающего театральное искусство.

См. подробнее о портрете Ф.Г. Волкова.

 
Тема культура, общество
Исторический период Новое время
Тип исторического источника Изобразительный источник, Письменный источник
Территория Российская империя
Народ русские
Персоналии Дмитревский, Иван Афанасьевич, русский актер, режиссер, педагог; Новиков, Николай Иванович, русский просветитель, писатель, журналист, издатель; Сумароков, Александр Петрович, русский писатель, драматург
Язык оригинала русский
Библиография Материалы для истории русской литературы / Изд. П.А. Ефремова. — СПб., 1867; Новиков Н.И. Избранные сочинения. — М.; Л., 1951.

Федор Григорьевич Волков и русский театр его времени: Сб. материалов / Отв. ред. Ю.А. Дмитриев; Вступ. ст. В. Всеволодского-Гернгросса. — М.: Изд-во АН СССР, 1953; Всеволодский-Гернгросс В. Русский театр. От истоков до середины XVII в. — М., 1957; Головщиков К.Д. Федор Григорьевич Волков, основатель русского театра: Био-библиографический очерк. — Кострома: Губ. тип., 1894; Евграфов К.В. Федор Волков. — М.: Молодая гвардия, 1989. (ЖЗЛ); Краснобаев Б.И. Очерки истории русской культуры XVIII века. — М.: Просвещение, 1972; Кузьмина В.Д. Русский демократический театр XVIII в. — М., 1958; Куликова К.Ф. Кинжал Мельпомены: Рассказ о жизни Федора Волкова [1729—1763]. — Л.; М.: Искусство, 1963; Лествицын В.И. Из жизни Федора Волкова [основателя театра в г. Ярославле]. — Ярославль: Тип. Губ. правл., [1870]; Лучанский М.С. Федор Волков. — М., 1937; Любомудров М.Н. Федор Волков и русский театр. — М., 1971; Некрасова Е.С. Федор Григорьевич Волков, устроитель первого народного театра в России. — М.: Тип. И.Д. Сытина и Ко, 1893; Печковский А. Федор Волков: Рассказ о детских годах славного русского актера. — [М., 1916]; Север Н.М. Федор Волков. — Ярославль, 1961; Ярцев А.А. Ф.Г. Волков (основатель русского театра). Его жизнь в связи с историей русской театральной старины. — СПб., 1892; Ярцев А.А. На родине русского театра: Волков в Ярославле. — СПб.: Тип. СПб. театров, 1897; Ярцев А.А. Основание и основатель русского театра (Ф.Г. Волков). — М.: Изд. Автора, 1900.

Образовательный уровень основная школа, углубленное изучение
Источники Новиков, Николай Иванович. Опыт исторического словаря о российских писателях, Их разных печатных и рукописных книг, сообщенных известий и словесных преданий собрал Николай Новиков. — СПб.: [Тип. Акад. наук], 1772.


Портрет Федора Григорьевича Волкова. Художник А.П. Лосенко. Холст, масло. 67 х 53. 1760 (?). ГРМ


ВОЛКОВ, ФЕДОР ГРИГОРЬЕВИЧ родился в городе Костроме, от тамошнего купца Григорья Волкова 1729 года, февраля 9 дня. По смерти его отца вышла мать его за ярославского купца Федора Полушкина, почему и дети его переехали с нею на житье в Ярославль, в дом своего вотчима. Сей Полушкин был заводчик селитренных и серных заводов. Он, увидя остроту старшего своего пасынка, отослал его в Москву для обучения музыке и немецкому языку, на котором он потом говорил, как природный немец. Прочие дарования сего острого человека начали оказываться еще в его юности. Он не имел никакой склонности к промыслам своего вотчима, но пристрастно прилежал к познанию наук и художеств. Живописи обучился он сам собою еще в ребячестве, непрестанно рисуя и срисовывая всякие виды. Таким образом упражнялся он и в резном искусстве, чему осталися доказательством и поныне в приходской их церкви резные царские двери, на которых Тайная Вечеря весьма изрядно [С. 32] выработана, а в рассуждении живописи оставил он множество картин своей выдумки работы. В протчем, главная его склонность была к театру: с самых юных лет начал он упражняться в театральных представлениях с некоторыми приказными служителями. Из первых игранных им комедий были сочиненные Святым Дмитрием Ростовским. Склонность сия, так как и к прочим наукам и художествам, возрастала в нем по мере его во оных упражнения, а проницательный и острый его разум поспешествовал ему без всякого, можно сказать, предводителя доходить во оных до возможного совершенства.

В 1746 году отправлен он был вотчимом своим в Санкт-Петербург для некоторых дел по его промыслу, но он по приезде в сию резиденцию, исправя наперед порученное ему дело, дал полную свободу стремлению и любопытству своих склонностей. Познакомясь с живописцами, музыкантами и другими художниками, бывшими тогда при Императорском итальянском театре, не упустил [С. 33] ни одной редкости, которую бы не осмотрел и не постарался узнать обстоятельно. Более всего прилепился он к театру, и по случаю знакомства, несколько раз видя представление итальянской оперы, почувствовал желание сделать и у себя в Ярославле театр, дабы представлять в нем самому русские театральные сочинения. Сего ради ходил он несколько раз на театр, чтобы обстоятельнее рассмотреть оного архитектуру, махины и прочие украшения; и как острый его разум все понимать быть способен, то сделал он всему чертежи, рисунки и модели. Оставалось только получить ему понятие о театральной игре. В сем случае имел он прибежище к итальянским актерам, которые хотя и сами не весьма были далеки в актерской должности, но г. Волков дошел, наконец, до познания ее красот и тонкостей остротою своего разума и врожденной к театру способности.

По возвращении своем в Ярославль, и давши отчет в своей посылке, начал он помышлять о [С. 34] исполнении своего намерения, и напоследок, по многих в том трудах, сделал он небольшой театр в своей комнате, и приговоря к себе братьев своих и других нескольких молодых людей, начал в нем играть. Вотчим его был отчасти доволен, что мог повеселить своих гостей невиданною ими редкостию, а паче потому, что мог хвалиться иметь в своем доме то, о чем в других и понятия не имели; в протчем, упражнение своего пасынка почитал он детскими игрушками; но сии игрушки скоро переменили свой вид, и положили некоторое основание российскому театру.

Г. Волков умел заставить восчувствовать пользу и забавы, происходящие от театра, и самых тех, которые ни знания, ни вкуса во оном не имели. Вскоре маленький театр стал тесен для умножающегося числа зрителей. Надлежало его распространить, или сделать совсем новый. Но как вотчим его не столь был тароват, чтобы покупать такие забавы, к которым он не весьма был страстен, толь дорогою це-[С. 35]ною, то Федор Григорьевич возымел прибежище к зрителям. Они уже столько к театру им были приучены, что не захотели лишиться сей забавы. Каждый из них согласился дать по некоторому числу денег на построение нового театра, который старанием г. Волкова и построен, и столь был пространен, что мог помещать в себе до 1000 человек. При строении сего театра был он сам архитектором, живописцем и машинистом, а когда приведен был оный ко окончанию, то сделался он на сем театре и главным директором и первым актером. На сем новом театре начал он с протчими представлять оперы: Титово милосердие, Евдоксию венчанную и другие драмы, переведенные на российский язык. Сделано было приличное к тому платье и прочее, чему всему сам он был изобретатель.

Слух о сем театре дошел, наконец, до императорского двора. В сие время об основании российского театра имели уже попечение, и сочиненные первым основателем российского [С. 36] театра г. Сумароковым трагедии были играны на комнатном придворном театре благородными особами. По причине сего-то слуха и потребован был ко двору по именному указу сей г. Волков в 1752 году.

По приезде его в Петербург в сей самый год со всеми актерами, бывшими при его театре, был он представлен ее величеству и получил повеление играть трагедии г. Сумарокова на комнатном театре. Посему и представили они Хорева, Синава и Трувора, Гамлета и драму Грешника. Искусные и знающие люди увидели превеликие способности в сем г. Волкове и прочих его сотоварищах, хотя игра и была только природная и не весьма украшенная искусством. Ее величество указала всех их отдать в Кадетский корпус для обучения приличным знанию их наукам, почему и отосланы они были тогда все. Что ж касается самого г. Волкова, то он, будучи уже обучен, упражнялся более в чтении полезных книг для его искусства, в рисованье, музыке и в просвещении сво-[С. 37]его знания всем тем, чего ему еще не доставало. Там же в свободное от наук время сделал он сам маленький театр, состоящий из кукол, искусно им самим сделанных; но он не имел удовольствия сего своего предприятия довесть до окончания. Одним словом, в бытность свою в Кадетском корпусе употреблял он все старания выйти из оного просвещеннейшим, в чем и успел совершенно.

Наконец, в 1756 году учрежден был российский театр, и директором оного пожалован был г. Сумароков. Федор Григорьевич был во оный назначен первым актером, а протчим его товарищам даны были роли по их способностям. Тогда г. Волков показал свои даровании в полном уже сиянии, и тогда-то увидели в нем великого актера, и слава его подтверждена была и иностранцами: словом, он упражнялся в сей должности до конца своей жизни с превеликою о себе похвалою.

В сие время сочинил он многие мелкие стихотворения, наконец, начал писать похвальную оду ПЕТРУ [С. 38] ВЕЛИКОМУ, расположа ее в 40 куплетов, но сочинил оной только 15 строф, отвлечен был от окончания оной разными обстоятельствами.

В 1759 году послан был г. Волков в Москву для учреждения российского театра, который установя совершенно, возвратился он в том же году обратно в Петербург.

В 1762 году, по благополучном восшествии на всероссийский престол ЕКАТЕРИНЫ Великия, пожалован он был за оказанные им отличные услуги российским дворянином и деревнями. Сие новое достоинство нимало не уменьшило склонность его к театру, однако ж после сего удалось ему сыграть один только раз в трагедии Семире роль Оскольда в Москве, чем и окончал игру свою и жизнь. Смерти его было причиною следующее обстоятельство: он получил повеление вымыслить публичный маскерад для увеселения народного, который он и сочинил под именем Торжествующей Минервы. По приготовлении ко оному платья и машин, по предписанию его, представлен был сей маске-[С. 39]рад публичным шествием генваря 30, февраля 1 и 2 дня 1763 года. Г. Волков, желая, чтобы наблюден был во оном везде порядок, ездил верхом и надсматривал над всеми его частями, от чего и получил сильную простуду, а потом вскоре горячку, наконец, сделался у него в животе антонов огонь, от чего и скончался 1763 года, апреля 4 дня, на 35 году от рождения, к великому и общему всех сожалению. Тело его с великолепною и богатою церемониею погребено в присутствии знатнейших придворных кавалеров и великого множества людей различного состояния в Андрониеве монастыре.

Сей муж был великого, обымчивого и проницательного разума, основательного и здравого рассуждения и редких дарований, украшенных многим учением и прилежным чтением наилучших книг. Театральное искусство знал он в вышнем степене, при сем был изрядный стихотворец, хороший живописец, довольно искусный музыкант, на многих инструментах, посредственный скульптор, и одним словом, человек многих [С. 40] знаний в довольном степене. С первого взгляда казался он несколько суров и угрюм, но сие исчезало, когда находился он с хорошими своими приятелями, с которыми умел он обходиться и услаждать беседу разумными и острыми шутками. Жития был трезвого и строгой добродетели: друзей имел немногих, но наилучших, и сам был друг совершенный, великодушный, бескорыстный и любящий вспомоществовать. Сочинения его весьма много имеют остроты, а особливо ода ПЕТРУ ПЕРВОМУ великой достойна похвалы и которая так же, как почти и все протчие сочинения, по смерти его утратились. Из его сочинений остались известными мне только две песни: «Ты проходишь мимо кельи, дорогая», «Станем братцы петь старую песню» — и одна эпиграмма. Изобретенный им маскерад напечатан в Москве 1763 года, который довольно показывает обширность его знания, искусства и учености. Притом осталось по нем несколько картин, им написанных, грудная статуя ПЕТРА ВЕЛИКОГО, им сделанная, и дру-[С. 41]гие некоторые знаки разума его и прилежания. Г. Сумароков о смерти его написал следующую элегию.


Элегия


к г. Дмитревскому

на смерть г. Волкова

Пролей со мной поток, о Мелпомена, слезный:
Восплачь и возрыдай и растрепли власы!
Преставился мой друг; прости мой друг любезный!
Навеки Волкова пресеклися часы!
Мой весь мятется дух, тоска меня терзает,
Пегасов предо мной источник замерзает.
Расинов я театр явил о, Россы, вам:
Богиня! а тебе поставил пышный храм:
В небытие теперь сей храм перенесется,
И основание его уже трясется.
Се смысла целого прилежность и труды!
Что, Дмитревский, зачнем мы с сей теперь судьбою! [С. 42]
Расстался Волков наш со мною и с тобою,
И с музами навек: возри на гроб его:
Оплачь, оплачь со мной ты друга своего,
Которого как нас потомство не забудет:
Переломи кинжал, Котурна уж не будет:
Простись с отторженным от драмы и от нас:
Простися с Волковым уже в последний раз,
В последнем как ты с ним игрании прощался,
И молви как тогда Оскольду извещался,
Пустив днесь горькие струи из смутных глаз:
Коликим горестям подвластны человеки:
Прости, любезный друг, прости, мой друг, навеки.


Я сообщаю моим читателям известную мне эпиграмму сочинения г. Волкова, которая хотя малое подаст понятие о его стихотворстве тем, которые его сочинении не читывали. Хотел бы я сообщить и все его стихотворения, но ни у кого не мог отыскать. [С. 43]


ЭПИГРАММА


Всадника хвалят: хорош молодец!
Хвалят другие: хорош жеребец!
Полно, не спорьте: и конь, и детина,
Оба красивы, да оба скотина. [С. 44]




Текст приведен в соответствие с нормами современного правописания, но для сохранения звучания речи XVIII века отдельные слова оставлены в характерном написании той эпохи.

документы

Мировая художественная культура XVIII в. (вторая четверть) XVIII в. (третья четверть)
Литература XVIII в. (вторая четверть) XVIII в. (третья четверть)
Музыка XVIII в. (вторая четверть) XVIII в. (третья четверть)
История XVIII в. (вторая четверть) XVIII в. (третья четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer