Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » М » Мнишек, Юрий (Ежи) - польский воевода » БИОГРАФИЯ


Мнишек, Юрий – польский воевода. Биографическая справка

Мнишек, Юрий (Ежи) Николаевич (около 1550-х гг. – 1613) – польский магнат, сендомирский воевода. Отец Марины Мнишек, жены Лжедмитрия I и русской царицы. В1605-1608 гг. играл значительную роль в политических событиях русской Смуты.

 
Тема внешняя политика, внутренняя политика, военное дело, общество, религия, частная жизнь
Исторический период Средневековье
Территория Российское государство, Речь Посполита
Персоналии Лжедмитрий I, самозванец, русский царь; Лжедмитрий II, самозванец
Библиография Гиршберг А. Марина Мнишек: [Историческое исследование] / Александр Гиршберг; Русск. пер. с предисл. Андрея Титова. – [М., 1908]; Дневник событий, относящихся к Смутному времени (1603-1613 гг.), известный под именем истории ложного Дмитрия // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссею. Т. I. – СПб., 1872. Поход Московского царя Дмитрия в Москву с сендамирским воеводой Юрием Мнишеком и другими лицами из рыцарства 1604 года // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссею. Т. I. – СПб., 1872; Козляков В. Н. Марина Мнишек. – М., 2005. – (Жизнь замечательных людей); Мнишек, Марина. Дневник Марины Мнишек (1607-1609). По рукописи Краковского музея кн. Чарторыйского № 1633 / Русск. пер.; С предисл. А.А. Титова. – М., 1908; Мнишек, Марина. Дневник Марины Мнишек: [Дневниковые записи неизвестного поляка, приехавшего в Россию в свите Марины Мнишек] / Пер. В.Н. Козлякова; [Отв. ред. Д.М. Буланин]. – СПб., 1995; Костомаров Н.Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: «Мысль», 1991; Молева Н. М. Марина Юрьевна Мнишек, царица Всея Руси: Ист. Роман. – М., 2001; Пирлинг П.О. Мнишек после майского погрома // Пирлинг П.О. Исторические статьи и заметки. – СПб., 1913; Пирлинг П.О. Димитрий Самозванец. Конец дома Рюриковичей. – Легенда об императоре. – Апогей и катастрофа. – Поляки в Кремле / Полный пер. с франц. В.П. Потемкина. – М., [1911]; Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. – М., 1937; Платонов С.Ф. Лекций по русской истории. Учебник русской истории – СПб., 1993; Хмыров М.Д. Марина Мнишек: [Исторический очерк]. – СПб., 1862; Цветков С.Э. Дмитрий I, царь Московский : Беллетриз. биогр.; Марина Мнишек: Ист. очерк. – М., 1999; Цветков С.Э. Царевич Дмитрий. Сын Грозного, 1582 - 1606. Марина Мнишек. – М., 2005.
Образовательный уровень основная школа, углубленное изучение
Источники Текст – Пелевин Ю.А.; изобр. – Либрович С. Царь в плену. Исторический очерк Сигизмунда Либровича. Издание второе. – СПб.: Книгопечатня «Труд и польза», 1904. C. 9.


Мнишек, Юрий. Гравюра. 1600-е гг.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Графский род Мнишков происходит из Богемии (Чехия), откуда Николай Мнишек выехал в 1533 году в Польшу; он занял должность коронного подкомория – судьи по спорам о границах имений.

Его сын Юрий Мнишек стал сендомирским воеводой, львовским старостой, сенатором и управляющим королевской экономией в Самборе. Принадлежал к польской знати и был влиятельным лицом в Речи Посполитой.

Cначала Ю. Мнишек поддерживал протестантов, но с наступлением господства иезуитов, под влияние которых подпал польский король Сигизмунд Август, Ю. Мнишек сделался горячим католиком. Ожидая выгод и возвышения в чинах, он стал ревностно служить иезуитам.

Общественное мнение о Ю. Мнишке было весьма невысоким. «Этот пан, сенатор Речи Посполитой, подвергся самой дурной репутации в своем отечестве, хотя был силен и влиятелен по своим связям, – писал известный историк Н.Н. Костомаров. – В молодости, вместе со своим братом, он был близок к королю Сигизмунду-Августу и, пользуясь умственным ослаблением короля, доводившим его до ребячества, оказывал ему предосудительные услуги доставлением любовниц и колдуний; а в день смерти короля так обобрал его казну, что не во что было одеть смертные останки короля. По жалобе королевской сестры поступки Мнишка были подвергнуты следствию; но сильные люди, бывшие с ним в свойстве, заступились за него, и следствие было прекращено по недостатку доказательств. Тем не менее, при короле Генрихе, когда Мнишек за торжественным обедом исполнял должность крайнего, один из королевских придворных, Заленский, гласно заявил, что Мнишек человек дурного поведения и не достоин исполнять своей должности. Но зять Мнишка, Фирлей, уговорил короля оставить этот извет без внимания. С тех пор никто уже не преследовал Мнишка, хотя ничто не могло смыть с него дурных воспоминаний. Огромное богатство, награбленное у короля Сигизмунда-Августа, сделало его значительным и влиятельным человеком. <…> Суетная и роскошная жизнь уже значительно истощила его состояние; наживши от пресыщения подагру, он вошел в большие долги и хотел поправить свои денежные дела, пристраивая своих дочерей»[1].

Когда Лжедмитрий I объявился в Польше, Ю. Мнишек оказал ему активное содействие, он один из первых среди польской шляхты признал его царевичем Дмитрием Ивановичем, спасшимся чудесным образом. Сендомирский воевода понимал, что в покровительстве претенденту на русский престол кроется реальная возможность заполучить огромные деньги и огромную власть. А стимулом для союза между Ю. Мнишком и названным Дмитрием стала младшая дочь воеводы, прекрасная Марина. Дмитрий влюбился в нее с первого взгляда. Девушка не была сентиментальной, также как и ее отец. Они оба были честолюбивы, и перспектива добиться русского престола привлекала их обоих.

Ю. Мнишек взял с жениха ряд условий: он непременно женится на Марине, став московским царем, заплатит долги тестя, даст ему пособие на поездку в Москву, а также отпишет своей жене Новгород и Псков с правом раздавать в этих землях поместья служилым людям и строить костелы. Самому Ю. Мнишку зять должен дать в удельное владение Смоленск и Северскую землю, а если названный Дмитрий, утвердившись на троне, не исполнит в течение года хотя бы одно из условий, Марине предоставлялось право развестись с ним. Самозванец легко пообещал все, что от него требовали, так как у него не было ничего, и терять ему было нечего.

Ю. Мнишек отправился с Лжедмитрием в Варшаву ко двору Сигизмунда III. Король и духовенство с интересом отнеслись к названому царевичу, и Ю. Мнишку было разрешено собирать добровольцев по всей Речи Посполитой для похода Лжедмитрия I на Москву. Были отправлены гонцы к запорожским и донским казакам с призывом помочь спасшемуся царевичу получить отцовский, царя Ивана Грозного, трон. Казаки с готовностью откликнулись, признав самозванца истинным царевичем.

К середине лета 1604 г. Ю. Мнишку удалось сколотить для армии Лжедмитрия примерно две тысячи поляков и украинцев. Смотр ополчения состоялся под Глинянами, где сендомирский воевода был избран гетманом. 15 августа назвавшийся Дмитрием выступил из Самбора, имения Ю. Мнишка, в поход за царским титулом и славой.

Войска Лжедмитрия I заняли Кромы. В середине декабря 1604 г. в сражении под Севском они держали победу над ратью Бориса Годунова, но поляки понесли значительный урон, было убито около 20 знатных шляхтичей и около 100 солдат. В наемных отрядах началось брожение, поляки стали требовать денег. В этот момент Ю. Мнишек оставил лагерь, ссылаясь «на нездоровье и на то, что ему нужно быть на сейме, а за ним пошла и большая часть рыцарства»[2]. Самозванец испугался потери польских военных рот, «тем более что с ними уезжал и его нареченный тесть Мнишек. «Царь» ездил между польскими ротами, – пишет С.Ф. Платонов, – умоляя их остаться, и даже бил челом до земли, «падал крыжем» перед ними»[3]. Все же Ю. Мнишек и польские вояки оставили Лжедмитрия I. Однако в эту трудную минуту к нему прибыло на помощь 12.000 казаков.

Тот, кто называл себя Дмитрием, в конце концов, добился своего: под колокольный звон он въехал в русскую столицу, был всенародно признан законным наследником престола, венчался на царствие и стал полноправным русским царем.

Всю зиму ждал новый царь свою невесту, но Ю. Мнишек выгадывал, медлил и, главное, беспрестанно требовал от нареченного зятя денег. В ноябре 1605 г. состоялось заочное обручение Марины с Лжедмитрием I. Московского государя представлял дьяк Афанасий Власьев, который привез Ю. Мнишку и его дочери поистине царские, бесценные подарки. Выставленные в королевской резиденции, они вызвали всеобщее изумление. Кроме этого жених через своего секретаря Яна Бучинского послал будущему тестю 200.000 злотых[4], он также одарил сына Ю. Мнишка 50.000 злотых. Всего этого оказалось мало. Царь переслал Ю. Мнишку еще около 19.000 рублей. Вместе с тем Ю. Мнишек без зазрения совести забирал у московских купцов товары и занимал у них деньги на царский счет.

Наконец, 24 апреля 1606 г. сендомирский воевода прибыл в Москву, его сопровождала огромная свита и обоз. Одного венгерского вина польский воевода вез несколько десятков бочек. Сама Марина, в сопровождении великолепного кортежа въехала в столицу 3 мая. Тысячи московских людей устраивали для них мосты и гати. Везде на московской земле встречали Марину священники с образами, народ с хлебом-солью и дарами. Нареченная царица ехала намеренно медленно и, приблизившись к Москве, остановилась в заранее приготовленных для нее шатрах. Здесь московские гости и купцы приносили ей поклоны и подносили подарки[5].

На свадьбу приехали знатные магнаты и дамы, а также шляхтичи и всякого рода челядь. Всего гостей прибыло более 2.000 человек. Марина была коронована царицей. Потом совершилось бракосочетание. Молодой муж одаривал свою возлюбленную сверх меры; говорят, он прислал ей для развлечения шкатулку, в которой было драгоценностей до 500.000 рублей. Ее родитель, больше всего любивший деньги, в то же время получил сто тысяч злотых.

Начались роскошные пиры, балы и празднества. Москва, казалось, на некоторое время превратилась в польский город. Однако гости, польская шляхта и православные гайдуки, позволяли себе слишком многие бесчиния по отношению к москвичам.

В ночь на 17 мая 1606 г. в Москве вспыхнул мятеж, подготовленный Василием Шуйским. «Царь был объявлен самозванцем и убит 17 мая утром. «Истинный царевич», которого еще так недавно трогательно встречали и спасению которого так радовались, сделался «расстригой», «еретиком» и «польским свистуном». Во время этого переворота был свергнут патриарх Игнатий и убито от 2.000 до 3.000 русских и поляков»[6]. Ю. Мнишек и Марина чудом остались живы. Правда, как писал польский очевидец событий, мятежники «наделали много жестокостей и бесчестий как самой царице, так и другим замужним женщинам и девицам, которых без всякого стыда оставили нагими»[7].Тесть свергнутого царя и другие уцелевшие польские магнаты были взяты под арест. Марина оставалась во дворце; к ней приставили стражу. Новый царь Василий Шуйский был внимателен к ней: зная, что она не любит московской еды, он приказал носить ей кушанье от отца. В то же время у Ю. Мнишка забрали деньги, кареты, лошадей и вино, которое он привез с собой. Марину, обобранную дочиста, отослали к отцу, а на другой день прислали пустые сундуки.

На допросах Ю.Мнишек говорил то, что от него хотели услышать Василий Шуйский с боярами. Он покаялся, признал своего зятя «самозванцем», «расстригой», «вором» и агентом католической церкви[8]. «Откровенные показания» на следствии улучшили положение Ю. Мнишка в московском плену.

Тем временем часть поляков была отпущена домой, но самые знатные паны были задержаны в качестве заложников. Василий Шуйский опасался, что Сигизмунд III начнет мстить за резню свадебных гостей. Ю.Мнишек с дочерью были ненадолго помещены в доме, принадлежавшем дьяку Афанасию Власьеву, которого новый царь сослал, а все имущество отписал на себя.

В августе 1606 г. В. Шуйский рассудил за благо отправить пленных поляков по разным городам. Ю. Мнишка, Марину с братом и дядею сослали в Ярославль. Там они пребывали под стражею почти два года – до июля 1608 г.

В. Шуйский в июле 1608 г. заключил формальное перемирие с Польшей, один из пунктов которого предусматривал возвращение задержанных поляков на родину. В этой связи Ю. Мнишка с семьею привезли в Москву. Марина должна была отказаться от титула московской царицы, а Мнишек дал обязательство не называть Лжедмитрия I своим зятем.

Но в это время в Московии появился новый царь Дмитрий – Лжедмитрий II, по-другому именовавшийся Тушинским вором. Он объявил себя истинным угличским царевичем Дмитрием, спасшемся от смерти в детстве и во время московского мятежа 17 мая 1606 года. Алчный и склонный к авантюрам Ю. Мнишек решил сделать на него ставку. С другой стороны, Лжедмитрий II нуждался в том, чтобы Марина признала его своим истинным мужем, ибо такое признание повышало его шансы на захват российского престола.

Ю. Мнишка и Марину повезли в Польшу окольным путем: не прямо на Смоленск, а через Углич, оттуда на Тверь. Ю. Мнишек сумел дать знать Тушинскому вору, чтобы их перехватили на дороге. Провожал их князь Владимир Долгорукий с тысячью ратных людей. 16 августа 1608 г. А. Зборовский отбил Мнишков недалеко от польской границы под деревней Любеницы и повез их в Тушинский стан.

Марина во время убийства своего мужа Лжедмитрия I не видела его трупа и была уверена, что скоро состоится их встреча. Но по дороге выяснялось, что Лжедмитрий I и Тушинский вор разные лица. Она наотрез отказалась иметь что-либо общее с новым самозванцем. Везти ее насильно казалось совершенно бессмысленным, так как была нужна публичная радостная встреча двух супругов при первом свидании. Пять дней Марину уговаривали Ю. Мнишек и Я. Сапега, но она не поддавалась.

Между тем, в Тушино новые соратники Лжедмитрия II отчаянно нуждались в признании Ю. Мнишком и Мариной их претендента, ибо такая акция подтвердила бы истинность новоявленного Дмитрия. Ю. Мнишек поспешил к Тушинскому вору на переговоры, тот обещал мнимому тестю 30.0000 руб. и Северскую землю с четырнадцатью городами как только станет царем. Этот договор полностью решил дело: Ю. Мнишек продал свою дочь. Он сломил все-таки ее сопротивление и заставил признать Лжедмитрия II своим мужем, хотя тот всегда был ей противен. Вместе с тем Марина желала снова стать признанной царицей. Она не могла себе представить униженного возвращения в Польшу, где ее ждали насмешки магнатов. В разные моменты жизни она повторяла одну и ту же фразу: «Однажды царица – всегда царица».

На первых порах в отношениях Марины и Тушинского вора было одно деликатное затруднение. Ни католическое духовенство, ни Ю. Мнишек не могли позволить Марине сожительствовать с человеком, с которым она не была повенчана. С другой стороны, публичная свадьба подорвала бы народную веру в Тушинского самозванца как чудом спасшегося Дмитрия. Единственным выходом было тайное венчание. Ю. Мнишек настоял на бракосочетании. Оно состоялось примерно 12 сентября 1608 г. по католическому обряду.

Ю. Мнишек пробыл в Тушинском таборе около четырех месяцев. К концу 1608 г. политическое влияние Лжедмитрия II стало сокращаться. Опытный политик и интриган, Ю. Мнишек понимал, что у его нового зятя нет реальных сил захватить российский трон, и что дальнейшая поддержка самозванца может обернуться большими неприятностями для него самого. К тому же Ю. Мнишек отдавал себе отчет, что Тушинский вор не пользуется расположением польского короля Сигизмунда III, который сам намеревался овладеть Московским государством. Сендомирский воевода посчитал за лучшее уйти в тень и сделать вид, что не одобряет царственных претензий своей дочери и зятя. В конце декабря он навсегда уехал в Польшу. Польский магнат расчетливо бросил Лжедмитрия II, как некогда Лжедмитрия I, и оставил дочь на произвол судьбы.

По возвращении Ю. Мнишка в свое имение между ним и дочерью возникли отчужденные и весьма холодные отношения. Если с Лжедмитрием II он регулярно письменно сносился, то на многие письма дочери он не отвечал. Казалось, что его не интересовали последующие события, связанные с его дочерью и приведшие ее к драматическому концу.

Здесь можно было бы поставить точку, но Ю. Мнишку выпала еще одна возможность сыграть незавидную роль в истории русской Смуты. Это произошло 29 октября 1611 г. на торжественном заседании сената Речи Посполитой в присутствии короля Сигизмунда III. Высшей польской знати был представлен пленный русский царь Василий Шуйский – личный враг Юрия Мнишка. В заключение торжественной акции со своего места встал сендомирский воевода и произнес обличительную речь. Он припоминал В. Шуйскому вероломное убийство Лжедмитрия I, коронованного и всеми признанного царя, он говорил об оскорблении своей дочери, царицы Марины, о предательском избиении свадебных гостей и, наконец, о своих унижениях и треволнениях в России. Ю. Мнишек потребовал от сената вынесения смертного приговора В. Шуйскому. Низложенный и бесправный русский царь не произнес ни слова. Сенатская знать тоже молчала. Обличения Ю. Мнишка остались без ответа. Все глядели с состраданием и участием на пленного царя. Суда над Василием Шуйским не было[9].

Юрий Мнишек – польский магнат, принесший столько бед на русскую землю – умер в 1613 году, не снискав ни богатства, ни власти, ни славы, которых так добивался всю жизнь.

Пелевин Ю.А.



[1] Костомаров Н.Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: «Мысль», 1991. С. 366.

[2] Поход Московского царя Дмитрия в Москву с сендомирским воеводой Юрием Мнишком и другими лицами из рыцарства 1604 года // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссею. Т. I. – СПб., 1872. Стб. 382.

[3] Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. – М., 1937. С. 251.

[4] Черновой список грамоты Лжедмитрия Воеводе Мнишку // Русская вивлиофика, или собрание материалов для отечественной истории, географии, статистики и древней русской литературы, издаваемой Николаем Полевым. Т I. – М.: Типография Августа Семена. 1833. С. 321.

[5] Костомаров Н.Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. С. 384-385.

[6] Платонов С.Ф. Лекций по русской истории. Учебник русской истории – СПб., 1993. С. 277-278.

[7] Дневник событий, относящихся к Смутному времени (1603-1613 гг.), известный под именем истории ложного Дмитрия // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссею. Т. I. – СПб., 1872. Стб. 88-89.

[8] Там же. Стб. 98-106.

[9] Либрович С. Царь в плену. Исторический очерк Сигизмунда Либровича. Издание второе. – СПб.: Книгопечатня «Труд и польза», 1904. C.52.

документы

Мировая художественная культура XVI в. (третья четверть)
Литература XVI в. (третья четверть)
Музыка XVI в. (третья четверть)
История XVI в. (третья четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer