Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » М » Мейерберг, Августин - австрийский дипломат


АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ:  АУДИОДОКУМЕНТЫБИОГРАФИЯВИДЕОДОКУМЕНТЫДОКУМЕНТЫИЗОБРАЖЕНИЯСТАТЬИОБЩИЙ КАТАЛОГ

СТАТЬИ

Колокола в церковной жизни русских XVII века. Извлечение из труда Л. П. Рущинского «Религиозный быт русских по сведениям иностранных писателей XVI и XVII веков». 1871
Многие иностранцы, посетившие Московию в XVI—XVII столетиях, отмечали исключительное место колоколов в церковной службе и любовь русских к колокольному звону. Дипломатов, торговцев, путешественников поражали количество и громадные размеры колоколов, отлитых в России.

Ниже публикуется извлечение из книги Л.П. Рущинского «Религиозный быт русских по сведениям иностранных писателей XVI и XVII веков» (М., 1871), посвященное значению колоколов в русской церковной жизни этой эпохи.

На иллюстрации (листе из Альбома Мейерберга) изображен огромный колокол, отлитый при царе Алексее Михайловиче русским мастером. На колоколе хорошо видна скопированная художником надпись: «В лето от сотворения света 7161 году сей колокол вылит на Москве повелением Благовернаго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея России Самодержца, в восьмое лето (царствования его)». По-видимому, на колоколе надпись располагалась по окружности. Колокол украшен изображениями Иисуса Христа, царя и царицы. Рядом, на помосте, стоят два человека, возможно, знатный боярин (в горлатной шапке) и сам мастер.

  подробнее

ИЗОБРАЖЕНИЯ

Выезд царя Алексея Михайловича в церковь в день именин. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.

На рисунке (листе из Альбома Мейерберга) художник изобразил торжественный выезд царя Алексея Михайловича в церковь Св. Алексея в день своих именин 17(27) марта 1662 г. Царь сидит в открытых санях, обитых алым бархатом, которые везет одна лошадь. По случаю торжества ее упряжь украшена перьями. Лошадь ведет конюший. Царь одет в шубу с высоким воротником, на его голове — горлатная шапка. На запятках саней стоят бояре: князь Яков Куденетович Черкасский и Илья Данилович Милославский, отец царицы Марии Ильиничны; впереди — два комнатных стольника, один из которых держит нечто похожее на санный покров. Все придворные, сопровождающие Алексея Михайловича, и идущие около саней стрельцы без головных уборов. Стрельцы вооружены ружьями.

При составлении аннотации использован текст Ф.П. Аделунга (см. библиографию).

  подробнее

Итальянский посланник Кальвуччи зарисовывает любимых соколов царя Алексея Михайловича. Гравюра с картины А.Д. Литовченко. 1889

Соколиная охота занимала важное место в жизни царя Алексея Михайловича. При дворе существовали специальные кретчатни для содержания птиц (одна из них находилась в с. Коломенском около Москвы). Кретчатни тщательно охранялись, а посторонний человек не мог попасть туда без особого разрешения. Гораций Вильгельм Кальвуччи, прибывший в Россию в 1661 г. вместе с австрийским послом бароном Августином Мейербергом, более полугода добивался возможности увидеть царских соколов и срисовать хотя бы одного. Только благодаря любезности самого царя послам было дано такое разрешение. Об этом случае рассказывает барон Мейерберг в «Путешествии в Московию…»: «<…> вдруг в самое воскресенье на масленице <…> совершенно неожиданно представилось нам зрелище ряженых. Мы сидели еще за обедом с несколькими собеседниками, когда наш благородный пристав, приняв на себя важную осанку, будто хочет заняться с нами делом великой важности, просил нас войти во внутренний покой и выслушать, что он нам скажет. Когда мы вошли туда, там главный начальник охоты великого князя [Матюшкин Афанасий Иванович (?—1676) — ред.] и шесть сокольников, одетые в дорогие кафтаны из великокняжеской казны, держали каждый по кречету в правой руке, на которой надеты были рукавицы с новою золотою бахромою. Кречеты были в новых колпачках из великолепной ткани и с длинными золотыми веревочками на левых берцах, а у самого лучшего из них, белого цвета с крапинами, как у аиста, правое берцо облегало золотое кольцо с рубинами значительной величины. Тогда пристав, сняв шапку и вынув из-за пазухи свиток, объяснил повод этого посольства, между тем как мы слушали его стоя: „Великий князь и царь Алексей Михайлович (по обыкновению он пересказал в подробности весь титул царя), узнав о вашем желании видеть которую-нибудь из его птиц, прислал посмотреть вам шесть кречетов из расположения к своему любезному брату, цезарю римскому, Леопольду“» (Путешествие в Московию барона Августина Мейерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом. – М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1874. С.191.).

Именно этот рассказ Мейерберга послужил сюжетом для картины А.Д. Литовченко (1835—1890) «Итальянский посланник Кальвуччи зарисовывает любимых соколов царя Алексея Михайловича» (1889, Харьковский художественный музей), с которой была выполнена публикуемая гравюра.

  подробнее

Никон в архиерейском облачении. Рисунок из «Альбома Мейерберга». Начало 1660-х гг.

Австрийский посол Августин Мейерберг сохранил для нас изображение знаменитого современника.

Снимок с рисунка из Альбома Мейерберга изображает Никона в архиерейском облачении с патриаршим посохом в правой руке. Мейерберг сам не видел Никона, поскольку находился в Москве в 1661—1662 гг., когда патриарх жил в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре. Вероятно, его изображение было скопировано с более раннего портрета. Никон одет в саккос с епитрахилью, омофором, поручами. На голове патриарха украшенная жемчугом и алмазами митра. Стоящий за ним служка поддерживает край омофора.

На подлинном рисунке под изображением надпись: «Патриарх всея России Никон, который во время пребывания нашего, быв в немилости, находился вне Москвы. От роду ему ныне 45 лет; он сын простого деревенского священника; родился в Нижегородском округе 1617 года (на самом деле Никон родился в 1605 г., так чтов это время ему уже исполнилось 55 лет — ред.) и был одиннадцать лет патриархом. По отличным его природным дарованиям и учености, он избран в митрополиты, в то же самое время жена его постриглась в монахини и потом в монастыре скончалась. Ныне он находится в Воскресенском, или Ново-Иерусалимском, монастыре в 40 верстах, или восьми немецких милях, от Москвы».

  подробнее

Празднование Вербного воскресенья на Красной площади. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.

Книга «Путешествие в Московию» австрийского посла Августина Мейерберга (1612—1688) — ценнейший исторический источник XVII в. Впервые она увидела свет на латинском языке без обозначения места и года издания и вскоре была переведена на французский (1688) и итальянский (1697).

О ее авторе известно немного. Дополнить биографию Мейерберга помогает надпись на надгробной плите, установленной на его могиле в Вене. Более 20 лет он преуспевал на дипломатическом поприще, побывал в различных странах с посольствами, в 1661—1662 гг. посетил Россию, через три года после возвращения (1666) был возведен в баронское достоинство. Под конец жизни Мейерберг удалился в свое поместье, где скончался 23 марта 1688 г. в возрасте 76 лет.

По замечанию исследователей и издателей текстов Мейерберга, автор «обладал большими сведениями, даром слова, умом и стойкостью», а приводимые им факты «отличаются большою точностью» — его сочинение «драгоценно для нас <…> по своей наибольшей достоверности…» (см.: Мейерберг А. Путешествие в Московию... — М., 1874. С. VI; Он же. Донесение Августина Майерберга императору Леопольду I о своем посольстве в Московию. — М., 1882. С. II.).

Кроме описания путешествия, Мейерберг оставил рисунки и чертежи, выполненные по его распоряжению художником, сопровождавшим посольство. Уникальное собрание рисунков хранилось в Королевской библиотеке в Дрездене (поэтому часто называется Дрезденским альбомом) и до начала XIX в. оставалось неизвестным русскому читателю.

На публикуемом ниже снимке из Альбома Мейерберга представлена вторая половина торжества в праздник Вербного воскресенья: шествие патриарха, высшего духовенства, царя и знати от Покровского собора (храма Василия Блаженного) в Кремль.

Текст публикуется без примечаний.

  подробнее

Псков. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.

На протяжении всего XVII века Псков оставался большим торговым городом, который сохранял традиционные экономические связи с прибалтийскими городами, но значительно уступал по объему торгового оборота Москве и Ярославлю, а также поморским городам, в первую очередь Архангельску. (См. Торговые связи европейской части Российского государства в XVII в. Карта.)

Псковская торговля отличалась транзитным характером, а внешнеторговые связи Пскова в течение столетия несколько раз меняли свое направление. Сначала особенно оживленными были сношения с Польско-Литовским государством, затем основной экспорт стал идти в Юрьев Ливонский, Ригу, Ругодив, Колывань, Ивангород и в меньшей степени — в Пернов, Копорье, Выборг, Любек.

В посреднической торговле с зарубежными городами псковичи играли главную роль, за ними следовали по объему сделок ярославцы, москвичи, костромичи, нижегородцы, угличане. Многие из экспортных сделок оформлялись на гостиных дворах города. Не случайно именно в Пскове наиболее отчетливо проявились противоречия между русскими купцами и иностранными торговцами, а псковский воевода А.Л. Ордин-Нащокин выступил инициатором крупных торговых реформ, частично реализованных затем в Новоторговом уставе 1667 г.

К концу XVII в. город начинает терять свое экономическое могущество, но в связи с Северной войной 1700—1721 гг. возрастает его оборонное значение.

  подробнее

Торжественный выход русской царицы Марии Ильиничны (Милославской) в церковь. Рисунок из Альбома Мейерберга. XVII в.

Августин Мейерберг (1612—1688) — посол римского императора Леопольда I, посетивший Россию в 1661—1662 гг.

На рисунке из Альбома Мейерберга показан торжественный выход в церковь русской царицы Марии Ильиничны (Милославской), первой супруги царя Алексея Михайловича, с наследником трона, десятилетним царевичем Алексеем Алексеевичем (1654—1670). Царицу сопровождают сестры ее мужа и свита. Мария Ильинична Милославская изображена под балдахином. На ней длинная свободная шубка из узорной ткани с круглым меховым воротником и откидными рукавами. В левой руке она держит ширинку (шелковый платок). Ее сопровождают «стольничья» Анна Михайловна Вельяминова (урожденная Ртищева, сестра царского приближенного Федора Михайловича Ртищева) и две боярские жены. Они одеты в парадные летники (отличительная черта летника — широкие колоколообразные рукава, срезанные углом). Чтобы концы рукавов не волочились по земле, женщины вынуждены держать руки согнутыми в локтях. К летникам боярынь пристегнуты круглые меховые воротники. На головах у них повойники, плотно закрывающие волосы. Под балдахином также идут мамка с царевичем на руках и царевны Татьяна, Марфа и Евдокия Михайловны. Как и Мария Ильинична, царевны в нарядных, вероятно парчовых, шубках. Поверх непокрытых волос надеты короны. Одна из сестер держит в правой руке четки. Впереди шествия художник нарисовал боярских дочерей.

Публикуемый рисунок из передает интереснейшие детали придворного быта и является редким источником по истории русского костюма XVII в.

Текст публикуется без примечаний.

  подробнее

ДОКУМЕНТЫ

Денежная реформа 1654—1663 гг. Извлечение из сочинения А. Мейерберга «Путешествие в Московию…». XVII в.

В 1654—1663 гг. в России была предпринята попытка провести денежную реформу. Ведение русско-польской (1654—1667) и русско-шведской (1656—1658) войн требовало пополнения казны. В те же годы перед правительством Алексея Михайловича встала задача создать единую финансовую систему, так как в Российское государство вливались украинские и белорусские земли (их население пользовалось в основном польскими монетами). Ощущалась и нехватка серебра в стране. Его поступление за счет ввоза иностранных монет было нарушено (сказывались изоляция России от Балтики после Столбовского мирного договора 1617 г., последствия Тридцатилетней [1618—1648] и англо-голландской [1652—1654] войн в Европе и другие факторы). Боярин Федор Михайлович Ртищев предложил Алексею Михайловичу чеканить медные деньги и приравнять их стоимость к серебряным монетам.

Австрийский посол А. Мейерберг, посетивший Россию в 1661—1662 гг., наблюдал ход преобразований в ее денежном хозяйстве и изложил свои выводы в сочинении «Путешествие в Московию…». Мейерберг сумел точно подметить недостатки денежной реформы Алексея Михайловича: 1) перепроизводство медных копеек, вызвавшее значительное повышение цен; 2) чеканка «воровских» (фальшивых) копеек; 3) выплата жалованья медными деньгами иностранным наемникам.

«Медный бунт» 1662 г. заставил правительство Алексея Михайловича отказаться от продолжения реформы и вернуться к серебряным копейкам.

На иллюстрации (листе из Альбома Мейерберга) представлены русские медные, серебряные и золотые монеты. Деньги нарисованы на платке, который за края поддерживают два ангела. Под монетами художник изобразил знатного москвитянина на фоне русской деревни: в левой руке он держит кошелек, правой рукой подает милостыню мальчику. Рядом ожидают своей очереди еще двое нищих. Перед ними стоит человек (возможно, слуга первого), держащий монету большим и указательным пальцами правой руки.

  подробнее

Никон – патриарх. Извлечение из сочинения А. Мейерберга «Путешествие в Московию...». XVII в.

Австрийский посол Августин Мейерберг в своей книге «Путешествие в Московию…» оставил меткие наблюдения о причинах падения «всемогущего» патриарха.  подробнее

Прием посланников римского императора Леопольда I русским царем Алексеем Михайловичем. 24 апреля 1662. Рисунок и извлечение из сочинения А. Мейерберга «Путешествие в Московию…». XVII в.
На рисунке изображен прием и угощение русским царем членов австрийского посольства 24 апреля 1662 г. Номерами обозначены: 1) русский царь Алексей Михайлович; 2) Августин Мейерберг, автор сочинения о России; 3) Гораций Вильгельм Кальвуччи, посол императора Леопольда I; 4) бояре; 5) думный дьяк Ларион Лопухин; 6) князь Иван Алексеевич Воротынский; 7) князь Михаил Долгорукий; 8) Комнатные стольники; 9) переводчик посольства; 10) каплан (священник) посольства; 11) секретарь посольства Михаил Гамер; 12) художник Иоганн Рудольф Шторн.

Стены помещения между окнами и около нарядной изразцовой печи покрыты обоями из тисненой кожи, пол и скамьи застланы коврами. Висящее посреди зала паникадило сделано из позолоченного серебра. Царское кресло простое, на низком подножии. Художник запечатлел тот момент, когда Алексей Михайлович привстал со своего места, чтобы выпить за здоровье императора Леопольда. Царь одной рукой передает свой головной убор и жезл князю Долгорукому, а другой берет чашу из рук князя Воротынского, который, как и стольники, стоит с покрытой головой. Налево от царя стольники держат богато украшенные сосуды с угощением.

Рисунок позволяет увидеть отличия русского и западноевропейского костюма XVII века. Алексей Михайлович одет в кафтан из узорной парчи с меховым воротником и широкими петлицами, на груди на большой цепи висит крест. Бояре также в богатых одеждах с высокими стоячими воротниками (такой воротник назывался козырем). Подробно на рисунке изображены костюмы секретаря и живописца посольства. На них доходящие до бедер кафтаны с широкими рукавами и отложными воротниками, короткие, чуть ниже колен, панталоны, чулки-трико, на ногах туфли на небольшом каблуке.  подробнее

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer