Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: исторические документы Коллекция: исторические документы Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » XVIII в. » СТАТЬИ


Введение гражданского шрифта в России. 1708. Историческая справка
Введение гражданского шрифта в России, т. е. изменение состава и начертания букв русской азбуки, — важнейшая реформа культурной жизни петровского времени. Ее проведению предшествовала сложная подготовительная работа: издание книг в Голландии, приглашение иноземных специалистов для развития печатного дела в России, разработка и отливка новых литер гражданского шрифта русскими мастерами, издание первых русских светских книг новым шрифтом и т. д.
 
Тема внутренняя политика, культура
Исторический период Новое время
Территория Российское государство
Народ русские, голландцы
Персоналии Демей (Тильманс), Антоний, голландский мастер- словолитец; Ефремов, Михаил, русский мастер-словолитец; Избрандт, Христофор, голландский торговый агент; Избрант, Елизарий (Елизар), владелец типографии в Москве; Копиевский (Копиевич), Илья Федорович, владелец типографии; Любс, Яган, голландский торговый агент; Мусин-Пушкин, Иван Алексеевич, боярин, глава Монастырского приказа, сводный брат Петра I; Петр I Алексеевич (Великий), российский император; Поликарпов-Орлов, Федор Поликарпович, русский писатель, переводчик, типограф, общественный деятель; Сильбах, Генрих, голландский наборщик; Тессинг, Иван (Ян), голландский купец, владелец типографии в Амстердаме; Тредьяковский, Василий Кириллович, русский поэт; Фоскул, Яган, голландский печатник
Библиография Брандт, Роман Федорович. Петровская реформа азбуки // Двухсотлетие гражданского шрифта. 1708—1908: Доклады, сделанные 8 марта 1908 г. на общем собрании Русского Библиографического Общества при Имп. Московском университете, и обзор устроенной тогда же выставки. — М.: Синодальная тип., 1910. С. 41—48; Бахтиаров, Анатолий Александрович. Гражданский шрифт. Обзор первой Всероссийской выставки печатного дела. 8 мая 1895. № 23; Григорович, Николай Иванович. Азбука гражданская с нравоучениями. Правлена рукою Петра Великого. — [СПб., 1877]. — (Общество любителей древней письменности. Приложение к Отчету 1877. № 8); Двухсотлетие русской гражданской азбуки 1708—1908 г. — М., 1908; Пекарский, Петр Петрович. Наука и литература в России при Петре Великом. Т. 1—2. — СПб., 1862.
Источники Двухсотлетие русской гражданской азбуки. 1708—1908 г. — М.: Синодальная тип., 1908; Изобр. — Там же.


Походный печатный станок Петра I. Гравюра. 1900-е гг.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Историческая справка


Основанной в Москве, по повелению царя Иоанна Грозного, первой русской типографии суждено было занять видное место в истории просвещения нашего отечества. Первое издание этой типографии — Апостол — вышло в 1564 году, и с этого времени типография работает почти беспрерывно до наших дней. Тесно связанная с общественной жизнью, история типографии отражает на себе те видоизменения, которые переживало все русское общество. Понятно, поэтому, что ее история должна быть интересна и поучительна.

Начав свою деятельность по воле царя, типография призвана была осуществлять мечты [С. 3] и предначертания русских государей, стремившихся просветить и образовать свой народ. Поэтому в ее истории не могло пройти бесследно то возбуждение общественных сил всей страны, которое было вызвано Петром Великим.

Внутренняя жизнь типографии в царствование Петра представляет картину дружной и энергичной работы, державной рукой великого преобразователя направленной на благо и просвещение России. Верная своему назначению, предуказанному ее основателем, типография продолжает печатать церковные богослужебные книги, трудится над исправлением Библии, издает в большом количестве буквари и псалтыри, по которым издавна учили у нас грамоте. Но вместе с тем типография начинает выпускать в свет книги другого содержания, таковы: «Арифметика» Магницкого, разные книги, «потребные для пользы государства», книги военного и морского дела, географические сочинения, первая русская газета — «Ведомости Московского государства» — и календари. Здесь печатают правила, как следует держать себя в обществе, и приказы по войскам, чтобы «при наступающей войне с врагами не быть слепыми»; директор типографии Поликарпов [С. 4] составляет опыт истории русского государства, занимается изготовлением иностранного словаря, трудится над гражданской азбукой, подбирая для нее нравоучительные примеры в духе старинных «Пчел», разыскивает для государя письменные памятники прошлых веков, напр. Стоглав[*]. Сверх того типография высылает свои колонии в новую столицу, где, при ее содействии, возникают типографии — Петербургская, при Сенате, при Морской академии. Так расширилось за это время поле деятельности Московского Печатного двора.

В этой новой разносторонней деятельности типографии всецело отразились личные идеи и просветительные заботы великого преобразователя России. Для распространения знаний в русском обществе необходимы были школы. И вот Петр Великий преобразовал школы старые и основал целый ряд новых. Так, в 1701 году в Москве была учреждена Математическая школа (впоследствии Петербургская Морская академия); тогда же возник целый ряд школ цифирных (с 1714 года), где преподавали главным образом «цифирь и некоторую часть геометрии»; с 1712 года зарождаются школы Инженерная, Артиллерийская, горные школы в Олонце и на Урале, появляются ино-[С. 5]земческие школы, которыми с 1711 года заведует Приказ книг печатного дела — словом, Петр прилагал все усилия к тому, чтобы «учинить некоторые нужные перемены, дабы подданные могли удобнее научиться поныне им неизвестным познаниям». Для школ и распространения полезных знаний необходимы были книги. Эти книги и должна была изготовить Московская типография, расширившая таким образом круг своей деятельности.

В связи с своими реформами Петр задумал преобразовать нашу азбуку. Он хотел приблизить русскую печать к западной и тем легче ввести у нас новые начала европейской жизни и науки. По воле преобразователя русский человек должен был одеться в платье иноземного покроя; подобно этому, и русская азбука должна была измениться в своих очертаниях на западный образец.

Дело преобразования шрифта началось с того, что государь, пользуясь своим пребыванием за границей, стал там издавать необходимые для него книги. Голштейнцу Елизарию Избранту была дана привилегия печатать «таблицы с надписанием в чертежах Сибирскому царствию и Нагайскому владению городам и землям и рекам». Во время того же заграничного [С. 6] путешествия, в 1697 году, Петр познакомился с негоциантами города Амстердама, братьями Тессингами, и в 1700 году одному из них, Яну, дал жалованную грамоту на устройство в Амстердаме русской типографии. «Мы, великий государь, — сказано в этой грамоте, — Ивана Тессинга пожаловали, повелели ему... печатать... земные и морские картины и чертежи европейские, азиатские и американскиие и всякие печатные листы и персоны, и о земных и морских ратных людях, математические, архитектурские и городостроительные и иные художественные книги». Заводя типографии за границей, Петр Великий заботился о «наивящей похвале и общей народной пользе», преследуя таким образом те же просветительные цели.

Печатанием русских книг в типографии Тессинга заведовал Илья Копиевич, поляк или выходец из Западной России, живший тогда в Амстердаме. Будучи в Голландии, Петр Великий имел случай узнать в Копиевиче способного к услугам своим человека, по его образованности и основательному знанию славянского языка. Дав ему звание своего переводчика Коллегии иностранных дел, Петр поручил ему переводить и сочинять разные книги для русского юношества. Вскоре Копиевич отделился от Тессинга и за-[С. 7]вел свою собственную типографию. Всего он выпустил в Амстердаме около 20 изданий. Это были грамматики латинская и русская, разговоры и грамматические упражнения в русском, латинском и немецком языках, переводы латинских классиков: Квинта Курция и Горация, сочинения по математике и несколько книг практического содержания, применимых к новым потребностям преобразовавшейся тогда русской жизни. В этих изданиях употреблен церковно-славянский шрифт, который близок к шрифтам киевским.

После этого опыта Петр Великий решил завести печатание «гражданских книг» и в Москве, на старом Печатном Дворе, а вместе с тем преобразовать и самую азбуку. Первые известия о новой русской азбуке относятся к 1707 году. России тогда пришлось вступить в ожесточенную борьбу с королем шведским Карлом XII. Ожидая грозного неприятеля, стали укреплять и новый Петербург и старую Москву. Был даже отдан приказ князю Прозоровскому — в случае необходимости перевезти московские святыни и другие особо важные предметы в северный край — на Белоозеро. Сам государь почти все время проводил среди своего войска. И в эту тяжелую и смутную пору ве-[С. 8] ликий преобразователь, среди военных забот и тревог, «среди ада» — как он сам выражается — находит досуг и время работать над русской азбукой. Один из ближайших помощников Петра в печатном деле, Федор Поликарпов, оставил нам указание о начале первой гражданской азбуки. Перечисляя в своей краткой исторической справке о Печатном Дворе разные нововведения Петра Великого, он говорит: «(Государь) своим неусыпным тщанием изволил изобресть новый абецадл[†], или азбуку, которая и до днесь в гражданских всяких делах действует».

Один образец новой азбуки был отослан государем в Голландию, и там стали по этому образцу резать и отливать буквы. В то же самое время — именно 17 мая 1707 года — другой образец был прислан «из военного похода» в Московскую типографию; здесь «с поспешением» стали выполнять это «государево дело». Итак, первые пробные оттиски русской гражданской азбуки готовили и за границей в Амстердаме, и у нас в Москве. Голландцы скоро выполнили заказ; они сделали его так «тонко и чисто», как в Москве еще не могли работать. Они прислали свой образец — и он был одобрен государем. Между тем и в Москве ра-[С. 9]боты над шрифтом не прерывались. Отливка новой азбуки по образцу, присланному государем, была здесь поручена лучшему словолитцу — Михаилу Ефремову. Он уже давно работал на Печатном Дворе и пользовался известностью, как наиболее опытный и способный мастер. Ему несколько раз поручали отливать новые азбуки, каких не было еще на Москве. Между прочим незадолго до 1707 года он отливал первую латинскую азбуку. Ефремов пользовался также известностью, как хороший мастер часового дела — словом, первый мастер, отливший русскую гражданскую азбуку, является человеком с недюжинными способностями. И вот ему-то и поручили изготовление нового гражданского шрифта. Вскоре — именно в январе 1708 года — он подал на имя государя следующую челобитную.

«Державнейший Царь Государь милостивейший, в прошлом, Государь, 1707 году мая в 18 день, по твоему Великого Государя именному указу и по приказу боярина Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина на книжном печатном дворе делал я пунцоны[1] и материцы против образца рукописанного, который прислан из военного походу 1707 году мая в 18 день, и те пунцоны и материцы для поспешения делали мы трое; сред-[С. 10]ние литеры, числом пятьдесят семь, и материцы пробили на олове и, отлив, набрали образец; а после того рукописанного образца из военного же походу прислан другой образец, печатан в Амстердаме — и тот образец с первым писменным и с нашим новосостроенным образцами явился не сходен; и те материцы и пунцоны, пятьдесят семь, против образца печатного присланного я раб твой переделывал вновь один, и форму сделал новую стальную для приводки материц; и ныне я доделываю медные материцы и пунцоны; да я же, раб твой, сделал против другого рукописанного из походу же присланного образца русские с латинским почерком семьдесят пунцонов и для образца и поспешения пробиты на олове тридцать пять. И ныне те материцы доделываю на меди все семьдесят вновь; да к тем же материцам сделал форму новую стальную и за ту Государь мою работу из твоей Государевы казны ничего не дано. Всемилостивейший Царь Государь, прошу Вашего Величества, вели Государь за ту мою работу из твоей Государевы казны выдать, чем тебе Великому Государю Бог по сердцу положит. Вашего Величества нижайший раб книг Печатного Двора словолитец Михайло Ефремов 1708 года, месяца Генваря». [С. 11]

Подавая эту челобитную, Михаил Ефремов заявил в Приказе книг печатного дела, что образец новой азбуки он уже отдал на рассмотрение самого государя. К челобитной был приложен пробный оттиск тех «литер», которые отливал Ефремов. Итак, азбука, изобретенная самим преобразователем, была изготовлена и отлита трудами голландских и русских мастеров.

Новому делу надо было обучить русских людей, и вот Петр Великий в том же 1707 году, одновременно с посылкой образца в Голландию, дает указ — вызвать на русскую службу иноземных печатников. Привести этот приказ государя в исполнение было поручено двум торговым агентам, при помощи которых тогда вели торговые сношения с Голландией. Это были Христофор Избрандт и Яган Любс. Они не стали мешкать. 15 мая 1707 года на площади Амстердама Христофор Избрандт заключает контракт с тремя мастерами печатного дела. Это были — словолитец Антоний Демей (он же Тильманс), наборщик Генрих Сильбах и Яган Фоскул — тередорщик и батырщик[2]. До нас сохранился и самый [С. 12] текст этого договора. В нем всего 6 пунктов.

В начале договора сказано, что «договорные статьи со всех сторон содержаны быти имеют и никоторым случаем и делом не пременятся». В 1-м пункте говорится о жаловании мастерам: Антон Тильманс должен был ежегодно получать 225 р.; Ян Фоскул и Сильбах — по 205 р. Иноземцев пригласили на 3 года. 2 пункт говорит об обязанностях Христофора Избрандта: он должен был на свой счет доставить иноземцев в Москву и обратно. В 3 пункте говорится, что иноземцы получают жалованье помимо Приказов, или в Голландии у Избрандта, или на Москве у Любса. В 4 пункте сказано, что жалованье им должно быть уплачиваемо сполна даже и в том случае, «если изволением Божиим какая немочь их мастеров сустижет». По 5 пункту Христофор Избрандт обязан был принять на себя расходы по найму и содержанию жилого двора для иноземцев. В последнем пункте договора вменено в обязанность «им же друкарным[3] мастерам всяким радением и верностью, по достоинству всяк в своем мастерстве, неоплошно его царского величества друкарную [С. 13] службу по возможству отправлять». В конце договора сказано, что «ради верного устояния они (т. е. иноземные мастера) свои персоны и пожитки закабалили по голландскому уложению».

Заключив договор, иноземные мастера отправились в далекую и неизвестную для них Москву, куда и прибыли 1 января 1708 г. Они привезли с собою из Голландии «три азбуки новоизобретенных русских литер с пунсонами, материцами и формами, да два стана на ходу со всяким исправлением». Покупка всех этих припасов и их страховка во время перевозки обошлась русскому правительству около 1000 рублей по тогдашнему счету. Тотчас по прибытии в Москву иноземцы начали свою работу. А дела им было много. Надо было набирать новые книги, обучать русских людей наборному искусству и познакомить их с теми приемами, которые были приняты тогда в Голландии.

Иноземцам дали в обучение несколько русских подмастерьев — и они приступают к набору и печатанию первой книги, выбор которой был определен идеями Преобразователя.

Петр желал распространить прежде всего знания технические; и потому приказал печатать [С. 14] новой азбукой такую книгу, которая была для сего особенно необходима — именно Геометрию. Как и большинство книг, напечатанных при Петре, Геометрия представляет собою произведение переводное. Немецкий ее оригинал был напечатан в Аугсбурге в 1690 году.

Перевод Геометрии был совершен во время похода против шведов и прислан в Москву. Но прежде, чем приступить к печатанию этой книги, государь сам перечитал ее и собственноручно поправил во многих местах, как это он часто делал. Великий Преобразователь любил краткое и ясное изложение; он был против того, чтобы наполнять книги «многими ненужными рассказами» только для того, чтобы «оне велики казались». Заботясь даже о слоге переводных сочинений, Петр требовал, чтобы переводы делались «не по конец рук», как своеобразно он выражался, но «внятно и хорошим штилем». Вот почему, близко принимая к сердцу просвещение России, он сам, почти накануне Полтавской битвы, трудится над исправлением Геометрии. Исправленный оригинал ее был им самим прислан в Московскую типографию <…> [С. 15]

Первая книга, напечатанная новым гражданским шрифтом появилась в свет 17 марта 1708 года. Она носила такое заглавие.

«Геометриа | славенскi | землемЪрие <…>»

Геометрия была отпечатана в количестве 100 экземпляров на лучшей александрийской бумаге и стоила 1 рубль. Но Петр заботился, чтобы сделать новые книги доступными по цене. Поэтому тотчас же Геометрию напечатали еще в двух видах, по 200 экземпляров каждого. Для продажи предназначался только третий вид, экземпляр которого стоил всего 9 алтын 3 деньги. Одновременно с этим печатают и новую гражданскую азбуку, и образцовый сборник писем к разным лицам, и книжку о судоходстве по рекам, и правила, как следует брать крепости и т. д.

Однако гражданская азбука еще не была [С. 16] окончательно выработана. Целый ряд писем самого Петра и графа Мусина-Пушкина, который стоял тогда во главе Приказа книг печатного дела, свидетельствует о напряженной и энергичной работе Московской типографии. Не менее красноречиво говорят о том же и сами мастера типографии. Прося государя в своих челобитных о вознаграждении за свои «премногие труды», рабочие заявляют, что они «набирают и разбирают всякие гражданские книги и бывают у государева дела непрестанно днем и ночью», а иногда доводилось им «бывать у того дела и в праздничные дни». В одной челобитной мы читаем такую просьбу о вознаграждении: «чтобы мне, будучи у твоего государева книжного и печатного дела, голодною, — а женишке моей с ребятишки холодною смертью не умереть». И государь никогда не отказывал в награде, но «коштом немалым» обеспечивал типографских тружеников.

Итак, одновременно с печатанием новых книг в Московской типографии совершенствовали и новую гражданскую азбуку. Исправления ее велись под непосредственным наблюдением самого государя. В течение целых двух лет, с 1708 по 1710 г., Петр постоянно вносил разные изменения в новую азбуку. Вот почему [С. 17] мы видим такую смену шрифтов в книгах, напечатанных за этот период времени. Самое наименование азбуки было неустойчиво. Ее называют то амстердамскими литерами, то гражданской, то белорусской азбукой. Первоначально новая азбука была без всяких надстрочных знаков, но потом захотели вернуться к старине и в новый шрифт стали вводить ударения или, как их тогда называли, «си;лы». Но государь отклонил это. В письме к графу Мусину-Пушкину от 25 января 1709 года он говорит: «Я только писал, чтобы силы ставили, а ныне и сил ставить не вели». В своем письме государь также замечает, что «печать толста перед прежней — чаю от того, что слова уже притупились — чего надобно смотреть и чаще переливать». Усмотрев «кривизну» в новой печати, Петр Великий дает такое распоряжение графу Мусину-Пушкину (4 января 1709 года): «литеру буки, также и покой вели переправить: зело дурно сделаны». Несколько раз государь производил изменения в новом шрифте, стараясь его более усовершенствовать, для чего неоднократно Печатный Двор представлял государю пробные оттиски азбуки. Наконец, после двухлетних трудов, в начале уже 1710 года был выработан образец, кото-[С. 18]рый был одобрен государем. В это самое время — 18 января 1710 года — Петр Великий посетил Печатный Двор. Одобренный государем оттиск азбуки под заглавием: «Изображение древних и новых письмен славянских, печатных и рукописных» был прислан 10 февраля в типографию с следующей собственноручной надписью Петра: «Сими литеры печатать исторические и манифактурные книги, а которые подчернены, тех в вышеписанных книгах не употреблять». В этом образцовом оттиске государь перечеркнул все заглавные и прописные славянские буквы и совершенно исключил буквы «от», «омегу» и «пси».

В архиве типографии хранится следующий документ. «1710 года генваря в 29 день великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич всея великия и малыя и белыя россии самодержец указал по именному своему государеву указу в приказе книг печатного дела впредь с вышеписанного числа всякие исторические и рукописные (на полях: мануфактурные) книги и каковы будут присланы переводы печатать амстердамскими новоизданными литеры против образцов, каковы собственною его великого государя рукою выправлены и присланы в приказ книг печатного дела вышеписанного числа, а опричь [С. 19] тех литер, иными литерами таких книг впредь не печатать; и ту подлинную тетрадь за его великого государя рукою отдать из приказу книг печатного дела в книгохранительную палату книгохранителю справщику монаху Аарону с распискою; и сей великого государя именной указ мастеровым людям и иноземцам и русским, которые у гражданских книг, о ведении тех литер сказать с прикладыванием рук».

Вскоре после сего в «Ведомостях Московского государства» появился перечень книг, напечатанных новой азбукой и поступивших в продажу.

Вызванные Петром иноземцы пробыли в России до 1716 года, когда их сменили другие голландские мастера — два брата Купии. Из работ первых иноземцев отметим еще одну: печатный станок, сделанный ими в 1711 г., по такому распоряжению государя: «Велеть сделать станок печатный, чтобы мочно возить в дороге, мерою в аршин; а как делать, то знают иноземцы, которые у нас на Печатном дворе, а делать немешкав». Этот походный станок Петра Великого хранится до наших дней в музее Московской Синодальной типографии. [С. 20]

Так появилась первая русская гражданская азбука, созданная Петром Великим. Она послужила основанием для разнообразных шрифтов, которые мы видим в современных русских книгах, и перешла в славянские земли — Сербию, Болгарию и Черногорию.

В. К. Тредьяковский дал впоследствии об этой азбуке такой восторженный отзыв: «Прекрасна была сия самая первая печать: кругла, мерна, чиста. Словом, совершенно уподоблена такой, какова во французских и голландских типографиях употребляется». [С. 21]



Орфография и пунктуация текста частично изменены в соответствии с современными нормами правописания.





[*] Сборник постановлений церковно-земского собора, состоявшегося в Москве в 1551 году. При редактировании был разбит на 100 глав. — Прим. ред.

[†] Абецадл — см.: Абецадло, Азбука. Ср. абецедариум, абеседарий, абевена, алфавит, букварь (Словарь русского языка XVIII века. Вып. 1. — Л.: Наука, 1984. С. 9.). — Прим. ред.

[1] Пунцон или пунсон (итальянское рunzоnе) — стальная буква для пробивки материцы, а материца — кусочек меди, где выбита форма буквы)

[2] Эти типографские термины взяты с языка итальянского: тередорщик (печатник), по-итальянски — tоrritоrе, батырщик (набойщик или накладчик краски на буквы), по-итальянски — bаttitоге. — Прим. изд.

[3] От немецкого druсkеr — печатник.

документы

Статьи

Биография

Мировая художественная культура XVIII в. (первая четверть)
Литература XVIII в. (первая четверть)
Музыка XVIII в. (первая четверть)
История XVIII в. (первая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer